Dec 19 2012

Советские студенты и быт.

Published by at 00:58 under Занятное,Истории

type:0, atr:0,0, title:Советские студенты & быт.

В этот раз речь пойдет не об учебе, а о быте советского студента.

В давние, хотя и не такие уж далекие времена, когда институты еще были
политехническими, а не Техническими Университетами, когда в студенческих
профкомах выдавали талоны (на месяц – за 12 рублей! и даже бесплатно)на
обеды в студенческих столовых-тошниловках, когда в студенческое
общежитие после 23 часов пройти можно было лишь при одновременном
наличии студенческого удостоверения и паспорта (при этом наличие только
паспорта, даже со временной пропиской в этом общежитии, еще не
гарантировало, что неусыпная вахтерша смилостивится и пропустит), но
даже и тогда, как и после, как и сейчас, как и далее будет – действовало
“правило правой и левой руки”. Суть его, как это знают многие учившиеся
и недоучившиеся студенты, заключается в следующем: если студент “при
деньгах” (получил стипендию, получил перевод от родителей, “нашел” и т.
д.) – то при просмотре меню, он закрывает ПРАВОЙ рукой цены, выбирает и
заказывает по названиям. Если же вдруг (ох! как часто это вдруг) студент
оказывается “на мели”, то, следуя вышеназванному правилу, студент ЛЕВОЙ
рукой закрывает в меню названия и выбирает уже, сообразуясь с
мелководьем. Правда, как и всегда, у данного правила тоже есть
исключение, о котором вспоминают многие, и я в том числе: когда студент
“на бобах”, то можно прийти – и ПРОСТО ПОЧИТАТЬ МЕНЮ.

***

О пользе любительской фотографии. (ДАГЕРУ Луи Жаку Манде посвящается)
Э-э-эх! Было время! Впрочем, время было, есть и будет.
Тем, кто в восьмидесятые учился в ОГУ, может будет интересно, а для
остальных “многа букафф”.
Поехали мы летом 85-го в стройотряд в Тюменскую область и за полтора
месяца заработали аж по полторы тысячи рупий. Сравните: стипендия – 40р.
Средняя зарплата – 250-300. Вот и считайте! Для тех, кто считать не
умеет, это, очень примерно, тысячи две баксов. И не для Москвы, а для
глубокой провинции.
Прилетаем в конце августа в Одессу, а там – засада. Антиалкогольный
указ Горбачева! (по моему глубокому убеждению, развал Советского Союза
начался с этого). И в тайге это уже почувствовалось! Больше бутылки в
одни руки не продавали. Хоть бутылка сухого марочного, хоть водки.
А приехали в Одессу – там полный абзац. И решил мой приятель купить
себе кожаный плащ. Что такое кожаный плащ в 85-м? Или вы не знаете? Я
вас умоляю!
Во-первых, он стоил 1000 рупий и больше. Во-вторых, купить в магазине
его можно было только случайно, если в магазин внезапно нагрянуло ОБХСС
(Общество по Борьбе с Хищением Социалистиче-ской Собственности), и
срочно весь припрятанный товар вываливался на прилавки.
Мы, конечно же, далеко не наивные (все-таки социализмом битые), но с
тайной надеждой на ревизию в каком-нибудь магазине, пошли за плащом.
Обошли всю Одессу и, естественно, ничего не нашли. Но, у нас с собой
было. И решили мы “посидеть”. Но где!? Еще два месяца назад это можно
было сделать элементарно и везде. А сейчас! Пошли в одну точку – там
закрыто! Совсем! Пошли в другую – там пивбар переоборудован под молочный
магазин . Ничего не нашли – решили пойти в ресторан. Конечно,
это было дорого, но! У нас, таки да, с собой было!
Заходим. Посетителей почти нет. Заказываем поесть и то, из-за чего,
собственно, пришли. По 500 на брата. Но нам сообщают, что в связи с
новыми решениями партии и правительства, а также, идя на встречу
пожеланиям трудящихся, больше ста грамм за раз низзя. Но мы не
растерялись. Нельзя по 500 за раз – значит, сделаем пять раз по 100.
Итак. Сидим – культурно отдыхаем. Обсуждаем международную политику.
Осуждаем политику Рейгана на Ближнем востоке и пьем за здравие родной
партии. Вдруг включаемся. Звучит музыка, за окнами темно, все столики
вокруг заняты. Оказывается мы “посидели” около пяти часов и выкушали по
750 на брата. И обошлось это нам всего в полтинник (скромненько можно
было месяц прожить).
Ну, что ж. Пора и честь знать. Тем более что Леня уже начал носом
клевать. Организмы были молодые, здоровые и воспринимали алкоголь еще
как яд, а не как лекарство. Поэтому решили, что хватит. Ну, я был, то
ли здоровее, то ли более адаптированный, но мне пришлось брать
ответственность за доставку Лени в общежитие на себя. Но в троллейбусе
Леню унесло и пришлось выйти на незапланированной остановке. Тут уж он
совсем приехал. И, хотя самым большим моим желанием было лечь рядом с
ним и, свернувшись калачиком, проспать до утра, но разве комсомолец
может бросить товарища в беде? Сколько времени я приводил товарисча в
чувство, я не помню. Наверное, долго. Пришел в себя от голоса с небес:
“Ну, что, ребята, поехали?” Поднимаю голову, а там двое в фуражках. И
воронок рядом. Та-а-а-к! Пиздец! Нет, будь я простым работягой, я бы еще
спасибо сказал. Ну, заплатишь 15 р. за услуги, так зато выспишься
нормально на белых простынях! Но студент университета! Вытрезвитель –
это автоматическое исключение из комсомола и, не менее автоматическое,
из вуза.
Леню погрузили как дрова, а я протрезвел за секунды. Привозят в
обезьянник. Кто, что, как? Нужно сказать, культурно обошлись. Пока со
мной разбирались, вносят Леню. Потом заходит еще один мент и говорит:
“Что за хуйня? Это чье?”. И показывает Ленин лопатник с без малого 1500
р. (выпал из кармана прямо на пороге). Я объяснил. Не знаю: то ли мент
честный оказался, то ли с перепугу не сообразил, что эти деньги
заныкать можно было еще на пороге, где они выпали, но утром все вернули.

Я представляю себе Ленино состояние: студент юрфака, просыпается хрен
знает где (мы были в разных помещениях: я – с теми, кто подавал признаки
жизни, а он – с трупиками), без денег, без золотой печатки (450р.). Ее
еще раньше умудрился потерять.
Короче. Телега пошла в университет. Речь идет об отчислении. Долго нас
мурыжили на разных уровнях. Наконец вызывают к ректору. А там… Целая
комиссия! Нужно отдать должное нашему декану (царство ему небесное,
трагически погиб). Когда он выступил в мою защиту, ректор ошалел. “Я не
понял, – говорит. Мы собираемся его отчислять или награждать медалью?”
Декан расписал мои заслуги перед Родиной и факультетом так, что впору
было награждать. Дело в том, что я был активистом. В хорошем смысле
этого слова. Принимал участие в днях факультета и КВН. А декан сам
бывший КВН-щик. Руководителем у нас был мой преподаватель английского
Олег Филимонов. В дальнейшем участник команды ОГУ возродившегося КВН и
ведущий “Джентельмен-шоу”. Тоже выступил в защиту.
В общем, ректор смягчился, и появилась надежда, что все закончится
выговором. Но тут выступила председатель комитета комсомола
университета. Этакая младая особа нашего возраста, но с претензиями на
карьерный рост. “Как так! Им не место в рядах! Они позорят”… и т. д.
Короче. Сказали нам, что соберутся еще через неделю для принятия
окончательного решения. Но уже было понятно, что – прощай родной
университет. Не станет руководство вуза идти против комсомола. Да и
из-за кого? Из-за двух распиздяев, когда по всей стране антиалкогольная
компания?
Прихожу в общагу и понимаю, что доживаю там последние дни. Но… всегда
есть надежда на чудо. Вваливается ко мне в комнату малознакомый студент
с 5-го курса юрфака. Именно вваливается. Личность весьма колоритная. Не
знаю, как в дальнейшем сложилась его судьба, но сам рассказывал, что его
не успели за что-то посадить потому, что забрали в армию, а потом
поступил на юрфак. Я учился на втором курсе, и ни разу за это время не
видел его трезвым. Его сокурсники говорили о нем то же. Т. е. : утром он
был слегка похмелившийся, вечером хорошо выпивший, но никогда не в жопу
пьяный. Перетрахал пол-Одессы, и не было ни одной драки, в какой бы он
не принимал участия. Когда я сказал “ввалился”, это значит, что вошло
что-то большое и шумное.
– Ленька говорил – у вас проблемы из-за этой сучки? С вас по пол-литра и
никаких проблем.
Достает любительскою фотку, а там!!! Председатель комитета комсомола
университета собственной персоной! Голая! Блюет в тазик в позе “ой!
что-то упало и закатилось под шкаф”, а ее сзади пердолит мужик. На
заднем плане несколько пар устроили свальный грех.
– Сам, – говорит, – принимал участие. Знал, что на эту сучку пригодится
компромат. Вот и пригодился. Жаль отдавать, да хрен с вами! Впрочем, у
меня негатив есть.
Нужно ли говорить, что мы ему нехилую поляну накрыли!
Через несколько дней у дверей ректората ждем эту подругу.
– Марина! Можно на минутку?
– Если вы меня уговаривать собираетесь, то бесполезно! Я настаивала на
вашем отчислении, и ректорат и партком поддержали мнение комсомольской
организации. Таким не место в комсомоле и в вузе!
Видели бы вы ее выражение лица, когда она это говорила. Как будто делала
доклад на съезде комсомола. Но ни с чем не сравнить выражение ее лица,
когда мы показали ей фотографию!
Я не знаю, что она говорила ректорату и парткому через несколько минут.
Чем она мотивировала изменение решения, на котором так настаивала. Какие
смягчающие обстоятельства она отыскала для нас. Как она объясняла, что
приказ, который de facto был уже написан, нужно переписать. Но мы
отделались строгим выговором “с занесением”. А это – херня.

***

PS. Кстати на фоне вестей о повальной проверке студентов ФКСН,
я думаю нонешним студиозусам стоит крепко задуматься…

Источник: “Энциклопедия строительного идиотизма”.

Comments Off

Comments are closed at this time.