Dec 31 2014

Буденовка.

Published by at 18:09 under Без рубрики

Документы и воспоминанияНачало 1918 г. Петроград.

«Заверив товарищей, что я буду заходить к ним как можно чаще, на следующее же утро я отправился на Первые Петроградские курсы командиров-артиллеристов, располагавшиеся на Выборгской стороне у Литейного моста, и открытые на базе Михайловского артиллерийского училища. (…) Только что принятых курсантов прежде всего направляли в баню. Оттуда они выходили в юнкерских мундирах и шинелях, с которых были спороты погоны. Пять-шесть имен на подкладке свидетельствовали о том, что эта одежда уже имела не одного хозяина.

Наступило 1 мая 1920 года. По улицам Петрограда вместе с красногвардейцами и воинами молодой Красной Армии впервые маршировали и курсанты. Миновав Дворцовую площадь, мы шли дальше по Невскому, демонстрируя рост могущества Вооруженных Сил республики.
С шашками на боку, с драгунскими винтовками на спине, отчаянно гремя шпорами, курсанты сильно походили на бывших юнкеров».

А.Ломбак. Пламенные годы. Таллин, “Ээсти Раамаги”, 1981. С.120-121.

1-е Петроградские советские пехотные курсы (бывшее Павловское военное училище). Октябрь 1919 г.:

«Курсы комплектовались, главным образом, из питерских рабочих-коммунистов. Одели нас во все новое : суконная гимнастерка, брюки, кожаные сапоги, пилотка, ремень – и выдали по две пары белья. Правда, с питанием было неважно».

Ф.У.Жуков. Воспоминания бывшего красного курсанта//Питерцы на фронтах гражданской войны. Л., 1970. С.357.

2-е Петроградские артиллерийские курсы (бывшее Константиновское училище):

«Форма у нас была старая, юнкерская, но без погон. На фуражке с традиционным черным околышем старая солдатская кокарда была тщательно замазана красной краской. Новые шинели до каблуков, шпоры с хорошим звоном, четкая строевая выправка курсантов — все это дало повод горожанам называть нас «ленинскими юнкерами».
«Ленинские» — это было приятно, но юнкерами мы себя не признавали».

Н.Н.Воронов. На службе военной. М., Воениздат, 1963. с.10

Октябрь 1919 г., Воронежское направление.

«Однажды утром поступило сенсационное донесение о том, что в районе Усмань-Собакино терцы атакованы конницей Буденного, но опрокинули ее; оказалось, что это был… авангард корпуса Мамонтова. Недоразумение выяснилось опросом взятых в плен донцов; однако в это время терцы были действительно атакованы, и притом совершенно внезапно, красной конной частью. Это был полк красных петроградских юнкеров-курсантов в составе около 1000 шашек. Всадники сидели на отличных конях и были одеты в кожаные куртки, синие рейтузы с кантами и красные бескозырки с большевистской звездой. Их успех был недолговременным, ибо подошедшая Донская дивизия Секретева ударила курсантам прямо в тыл. Оправившиеся терцы тоже атаковали их. Опрокинутых и прижатых к реке курсантов, несмотря на отчаянную оборону, изрубили поголовно».

Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана. — М.: ACT: Транзиткнига, 2004. с.235

Октярь 1919 г., московские артиллерийские курсы и бои под Петроградом:

«Глубокой ночью курсанты московских артиллерийских курсов были подняты на ноги необычайной тревогой. Горнист играл подъем. Я проснулся, плохо соображая, что происходит. Электрические лампочки, которые обычно мерцали тусклым светом в полнакала, на этот раз горели непривычно ярко. Значит, уже было очень поздно, за полночь.
Зевающие, еще не очнувшиеся от сна курсанты торопливо натягивали на себя разношерстное обмундирование — старые гимнастерки, обмотки, порыжевшие ботинки…»

«По тут же составленному приказу хозяйственная часть курсов должна была снабдить батарею продовольствием, боеприпасами и обмундированием.
С продовольствием обстояло просто — его дали каждому на руки: по четыре воблы и полфунта хлеба на человека. Затем из кладовой вытащили неприкосновенный фонд обмундирования: сапоги, варежки, шинели — все лучшее, что могли дать нам курсы. Шинели старые, латаные, но в них не было ни дыр, ни рваных клоков. Сапоги, которые я получил взамен своих развалившихся ботинок, были тоже аккуратно починены и зашиты».

«На ночь батарея остановилась в богатом пустом особняке какого-то князя. Нам повезло. В залах особняка нашли хорошее синее сукно, которым были подшиты ковры и шкуры белых медведей. Находка была очень кстати. У нас истрепались перчатки, и мы отмораживали руки, прикасаясь к холодному металлу рычагов замка и снарядов. Каждый наделал себе из сукна несколько пар варежек. Мы кроили их по контуру ладони и сшивали через край».

Б.Стеснягин. Боевое крещение // Артиллеристы. М., Молодая гвардия, 1939. С.185, 186, 193

«За деревней дорога спускалась к речке, и здесь мы невольно задержали свой шаг. Голоса затихли. На перилах моста, на столбиках, с жестокой аккуратностью были развешены красноармейские шапки с красными лентами. На одной из них, придавленный камнем, лежал кусок картона с надписью: «Вот что мы оставляем от красных». За перилами моста, в русле гнилой неглубокой речонки, лежали трупы истерзанных, изрубленных людей. Это были захваченные белыми в плен курсанты пехотных курсов».

Б.Стеснягин. Боевое крещение // Артиллеристы. М., Молодая гвардия, 1939. С.185, 186, 192

Екатеринодар, 1920 год.

«В Екатеринодаре красные открыли свое кавалерийское временное училище и всех офицеров, кто был в нашем военном училище и в учебном конном дивизионе, назначили туда инструкторами. Не на командные должности, а инструкторами. одели нас даже в свою форму, “с чертовыми шишаками” (буденновскими шлемами)».

Ф.И.Елисеев. Лабинцы: побег из красной России. М., Центрполиграф, 2006. С.356

«У столика командир, начальник красного эскадрона курсантов, дремлет. На его полуконусообразной шапчонке донской формы с красным верхом нашиты галуны. Мундир – с претензией на щегольство. Он при кавказской шашке в богатом серебре».

Ф.И.Елисеев. Лабинцы: побег из красной России. М., Центрполиграф, 2006. С.379

«Старшина Ведерников в 1920-21 годах проходил учёбу в Петроградском военно-инженерном училище в Инженерном замке (там, где когда-то в Кондукторских классах учился Достоевский). В те годы курсанты, выходя на первомайский или октябрьский парад, надевали кивера, ментики и прочее, оставшееся в цейхгаузах училища. Жизнь была, по словам Ведерникова, роскошная. Кормили гусятиной, носили хромовые сапоги с кокардами на голенищах».

«Записные книжки» А.Пантелеева (1924-1947 гг.)

Минские пехотные командные курсы, зима 1919-1920 гг.:

«Мы жили в больших и чистых спальнях, где все содержалось в идеальном порядке. Зима в этих краях очень сурова и температура по нескольку дней подряд могла быть пятнадцать градусов ниже ноля. В наших комнатах вода замерзала в ведрах. Дров не хватало. С большим трудом нам удавалось доставлять дрова по заснеженной дороге из леса. Но иногда мы находили где-нибудь на окраине заброшенный дом и тут же разбирали его на дрова. К счастью, командование позаботилось о нашей одежде. У нас были шинели, сапоги и шерстяное белье. Часто мы спали одетыми, даже в меховых шапках. Если кто-то из товарищей был на дежурстве, то мы укрывались еще и их матрасами».

Бармин А.Г. Соколы Троцкого/ Пер. с англ. Ю. Кобякова. Авт. послесл. и имен, указат. А.Колпакиди. – М.: Современник, 1997.

Курсы красных командиров, Николаев, 1920.

«Михаил Иванович откинул голову, что-то припоминая.
— Да, в двадцатом году было… Приехал я на курсы краскомов в Николаеве. Гляжу — что за чудеса. Курсанты в белых брюках и в рубашках, будто в нижнем белье. У иных — красное обмундирование, у иных — синее. Спрашиваю, что сие означает. Дежурный докладывает: исподнее носим. Больше ничего не имеем. А цветное — это кто как покрасить сумел.
— Так и вы, Михаил Иванович, тогда в латаных клетчатых брюках щеголяли и в таких штиблетах, что не дай бог! — сказал я.
Калинин поверх очков уставился на меня:
— Я? Откуда вам известно?
— В тот день помощником дежурного по курсам краскомов был курсант Попель.
— Не может быть! — весело изумился Михаил Иванович. — Подождите, подождите, а во что все обуты были?
— В лапти, «бульдо на 42 очка». Бульдо — это тогда самые модные ботинки так назывались: широконосые, как бульдоги. А в лыковых лаптях 42 клетки. Вот и получалось «бульдо на 42 очка». Зато пилотки были суконные. Носились на правую бровь под углом 39 градусов. Лихой вид!
— Кормили вас тогда неважнецки, — вздохнул Калинин,— Меня, правда, раками угощали.
— Сами ловили… А так — три четверти фунта хлеба в день на брата. Из них одна четверть отчислялась в помощь голодающим. Утром чай с сахарином, вечером чай с сахарином. В обед — бачок супа. Поставят его на стол. Вокруг десять человек. Старший командует: «Поднять ложки», потом — «Кушай воду». Это — чтобы до времени картошку не вылавливали.
— И ни один не пожаловался,— одобрительно покачал головой Михаил Иванович, — ни один… Подождите, подождите, тогда я распорядился, чтобы вам прислали обмундирование. Получили?
— Как же, недели через две пришло. Гусарская амуниция.
— Гусарская? — поднял брови Калинин.
— Кивера, мундиры.
— Носили?
— Кивера единодушным голосованием отвергли. А мундиры взяли; только чего-то спарывали с них. А потом получили английские ботинки, вроде танков. Но прочные, износа не было».

Попель Н.К. Танки повернули на запад. М.-СПб.: Terra Fantastica, 2001. С.232-234.

11-е кавкурсы в Белой Церкви:

«Не верю своему счастью. На мне красные брюки галифе, фуражка с белым околышем, шашка, винтовка, подо мной красавец конь с громкой кличкой Сенегал…»

1-е Крымские кавкурсы. Симферополь, 1922.

«Сильно досаждали нам и «бывшие», которые с презрением и насмешками рассматривали нашу форму. А одеты мы были, надо сказать, действительно необычно, и повод к издёвкам, возможно, был. Блестящий уланский кивер и палаш плохо сочетались с гимнастеркой, обмотками, английскими ботинками со шпорами».

5-я Елисаветградская кавалерийская школа. Осень 1923 г.

«У нас теперь красивая форма: фуражка-бескозырка с белым верхом и тёмно-зелёным околышем, гимнастёрка с светло-синими полосками – «разговорами» на груди, белый поясной ремень, синие брюки – «уланки» с серебряными лампасами и в довершение щегольские уланские сапоги».

Стученко А. Т. Завидная наша судьба. – М.: Воениздат, 1961.

КАВАЛЕРИСТЫ

1-е Московские (в уланской форме бывшего Тверского кавучилища) и 1-е Петроградские кавкурсы в форме казачьей сотни Николаевского кавалерийского училища.

1-е Тверские кавалерийские командные курсы (позже 1-е Московские) в уланской форме бывшего Тверского кавучилища. Февраль 1923 года.

Надпись на обороте: “Иодко Карл Леопольдович. О моем пребывании во 2-й Петроградской кавшколе. На память дорогой мамаше и сестре Яде. Петроград 5 декабря 1921 г.”

Курсант 1-х Петроградских кавалерийских курсов в форме Лейб-Гвардии гусарского полка 1923 год.

Красные курсанты из 2-й Петроградской кавшколы.

1-я и 2-я Петроградские кавшколы были одета в форму Лейб-Гвардии гусарского полка. В частности, именно в этой форме караул школы участвовал в похоронах Урицкого, а также на митингах (на фото – митинг по поводу убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта, январь 1919 г.). РГАСПИ

АРТИЛЛЕРИСТЫ

Курсанты 1-х Петроградских артиллерийских курсов в форме Михайловского артиллерийского училища. 1918 год.

Курсанты 2-х Петроградских артиллерийских курсов (будущая 1-я Петроградская артшкола) – в форме Константиновского училища. Приказом Народного Комиссара обороны № 38 от 16 марта 1937 г. школа была преобразована в 1-е Ленинградское артучилище.

Курсант артиллерийской школы Петрограда. 1921 год.

1918 год, Петроград: 20-летний Матвей Захаров – выпускник артиллерийских курсов. В будущем – начальник штаба Одесского военного округа, 2-го Украинского фронта, глава Военной академии.
Российская газета. № 34 (5707). 16-21 февраля 2012. С.28

Курсант артиллерийской школы. Петроград, 1921 г.(Колл. А. Воронова)

Заместитель наркома по военным делам Украины В. И. Межлаук вручает дипломы курсантам Харьковской артиллерийской школы. Май 1919 г

Парад курсантов артиллерийских и инженерных курсов в Манеже физического развития Петроградской Коммуны по поводу нового выпуска красных командиров. 1918

Курсанты на параде войск по случаю освобождения Ямбурга (Кингисепп). Петроград, ноябрь 1919 г.

Курсанты в строю перед Зимним Дворцом. 1.03.1920 г. Петроград.
(Из фондов ЦГАКФД СПБ)

Красноармейская часть в юнкерских киверах. 1920 г. Петроград.
(Из фондов ЦГАКФД СПБ)

18-й выпуск 1-х Московских советских пулеметных курсов. 1921 год

1-я Петроградская инженерная школа в форме бывшего Николаевского инженерного училища при вручении знамен за подавление Кронштадтского восстания. 1921 год.

Курсант петроградской военно-инженерной школы Шарин Н.С. 19 лет, 1919 (подписано на обороте).

Курсанты Петроградского военно-инженерного техникума накануне отправки на фронт. 1919

Группа курсантов первого набора 1-х Советских инструкторских военно-железнодорожных курсов. 1919 г.

Неизвестные курсанты в почётном карауле у тел своих товарищей. Фото из журнала “Красный командир” за апрель 1921 года.
Очевидно, курсанты погибли при подавлении Кронштадтского восстания.

Ленин В. И. и М. И. Калинин среди курсантов.

Построение частей Петроградского гарнизона на площади Урицкого. Фото К.Буллы. 1 мая 1923 года. 1-я Петроградская кавшкола в форме Лейб-Гвардии гусарского полка, 1-я Петроградская инженерная школа в форме Николаевского инженерного училища, Высшая кавалерийская школа.

Группа слушателей 4-х пехотных Барнаульских курсов командного состава Красной Армии из бывших партизан Причернского повстанческого края. Слева направо, сидят: А. В. Крылов — член военного совета, командир 3-го батальона; Л. В. Решетников — комиссар полка Чумышской дивизии; М. И. Ворожцов (Анатолий) — член военного совета, командир 1-го батальона, затем Чумышской дивизии; Тараканц — командир батальона Чумышской дивизии; И. М. Дрожжин — член военного совета, командир пулеметной команды; Я. П. Новиков (Скиталец) — председатель краевого Совета рабочих, крестьянских и партизанских депутатов, комиссар полка Чумышской дивизии; стоят: первый — В. А. Булгаков, командир охраны военного совета; четвертый — В. А. Зворыкин (Сережа), редактор партизанской газеты, командир разведки военного совета; пятый — А. А. Конов, командир пулеметного взвода.

В. Т. Шуклецов. Сибиряки в борьбе за власть Советов. Деятельность партии в крестьянских массах Западной Сибири в годы революции и Гражданской войны. Западно-Сибирское книгоиздательство. Новосибирск, 1981.

Передача знамени 25-ой Томской пехотной школы знаменщику школы

Ротные командиры 2-х Сибирских пехотных командного состава курсов РККА. 1919 год
Сидит В.М. Старков, стоит А.Князев. А.Князев – участник гражданской войны. В 1919 году был награжден почетным революционным оружием – шашкой. В 1920-е годы преподаватель Томской артиллерийской школы.

Курсанты аэеросъёмофотограмметрической школы. Москва, октябрь 1919 г.
КРАСНЫЕ ГЕНШТАБИСТЫ. 1920-1922
Алексей Степанов
Цейхгауз. №6/2010

Понятие «корпус Генерального штаба» сохранялось в РККА на протяжении почти пяти лет в период с 1918 по 1922 гг.(1) Под службой Генерального штаба понималась оперативная работа во всех штабах от бригады и выше. Лица, имеющие звание Генштаба, отвечали за планирование операции (боя), сбор и обработку данных по обстановке, ведение всей оперативной документации и т. д.
Как известно, в Русской армии приставка «Генерального штаба» ставилась перед чином офицера. В РККА военнослужащие, относящиеся к корпусу Генерального штаба, именовались «лицами Генерального штаба». Они получили право после своей должности добавлять слово «Генерального штаба» (или «Генштаба»), например, «Врид начальника штаба [Юго-Восточного фронта) Генерального штаба С.А. Пугачёв». Впрочем, были и исключения. Так, начальник Полевого штаба, а затем Всероссийского главного штаба Н.И. Раттель, переведённый в ГШ ещё в мае 1902 г., все приказы подписывал без указания приставки «Генерального штаба».
Спустя два месяца после перехода Военной академии РККА (бывшей Николаевской военной академии)* на сторону белых, 7 октября 1918 г. был подписан приказ РВСР №47 о создании в Москве Академии Генерального штаба. В ней устанавливался трёхгодичный срок обучения для основного курса и одногодичный — для ускоренных курсов. В число слушателей должны были включаться прежде всего те, кто был отобран ранее для обучения на ускоренных курсах бывшей Военной академии РККА в Екатеринбурге, а остальные направлялись с фронтов согласно расчёту и указаниям Главного комиссара военно-учебных заведений. В ноябре 1918 г. в академию стали прибывать первые слушатели. Всего было зачислено 183 человека. Официальное открытие Академии Генштаба состоялось 8 декабря 1918 г.

* В марте 1918 г. Николаевская военная академия эвакуирована из Петрограда в Екатеринбург.

Генштабист на первомайском параде 1921 г. Москва.
Гос. музей политической истории России, СПб На воротнике — серебряный (?) сутаж в четыре ряда. В то же время, на обшлагах его нет.
General staff at the May Day parade in 1921 Moscow.
The State Museum of Political History of Russia, St. Petersburg. On the collar – silver (?) Soutache in four rows. At the same time, the cuffs do not.

Председатель РВСР Л.Д. Троцкий, командующий войсками МВО Н.И. Муралов и зампред РВСР Э.М. Склянский обходят парадные расчёты на Красной площади. 1 мая 1921 г. ★ Частная коллекция. Крайний слева – генштабист показанный на с. 53.
Chairman RVSR L.D.Trotsky, the Moscow Military District Commander, N.I.Muralov and deputy RVSR E.M.Sklyansky bypass calculations parade on Red Square. May 1, 1921 ★ Private Collection. Leftmost – general staff shown on with. 53.

Парадный расчёт Военной академии РККА на Красной площади. 7 ноября 1921 г.
РГАКФД *
Судя по генштабовской форме, это слушатели выпускного (специального) курса, ранее окончившие ускоренные курсы АГШ и получившие звание «Генштаба» ещё в апреле 1919 г. На увеличенном фрагменте хорошо видно, что у слушателей слева — два ряда сутажа на воротнике и обшлагах, у того, что справа, — один.
Ceremonial calculation RKKA Military Academy in Red Square. November 7, 1921
RGAKFD *
Judging by the shape of the General Staff, students graduating this (special) rate previously completed short courses ami and received the title of “General Staff” in April 1919. Оn the larger fragment is clearly seen that the audience left – two rows of soutache on the collar and cuffs, a that right – one.

Прохождение Военной академии РККА по Красной площади. 7 ноября 1921 г. ★
Коллекция А. Воронова.
Слева (в обычной, не генштабовской форме) — военнослужащие постоянного состава академии
Passage of the Red Army Military Academy at Red Square. November 7, 1921 ★
Collection of A. Voronov.
On the left (normal, not genshtabovskoy form) – permanent military staff of the Academy

3 мая 1918 г. приказом Народного Комиссара по военным делам (Наркомвоена) №316 «для теоретической подготовки кадра лиц из среды Красной Армии, намеченных на должности инструкторов и для работы в штабах вновь создаваемой армии» с 15 мая при академии организовывались ускоренные одногодичные курсы. Всего для обучения на этих курсах было отобрано 168 человек (3).
14 июня 1918 г. приказом Наркомвоена №441 она переименована в Военную академию РККА.
В июле академия переведена в Казань. В августе 1918 г. руководство академии, преподаватели и большая часть слушателей перешли на сторону Белого движения и переехали с имуществом и документами в Томск, где в октябре 1918 г. постановлением Комитета членов Всероссийского учредительного собрания академия была переименована во Всероссийскую академию Генерального штаба.
30 марта 1919 г. приказом по Военному ведомству Всероссийского правительства № 101 она переименована в Военную академию.
В октябре 1919 г. академия эвакуировалась из Томска во Владивосток, а в начале 1920 г. переведена в Приморье и с марта размещалась на Русском острове.
С ликвидацией правительства А.В. Колчака академия в июне 1921 г. подчинена непосредственно командующему войсками Временного Приамурского правительства.
После установления советской власти в Приморье приказом по Народно- Революционной армии Дальневосточной республики от 31 октября 1922 г. №607 Военная Академия временно включена в состав НРА.
В марте-апреле 1923 г. часть преподавательского состава, библиотека и имущество академии прибыли в Москву и были включены в состав Военной академии РККА.
С 28 декабря 1918 г. Академия находилась в ведении Военно-учебного управления(2), а 24 марта 1919 г. непосредственно подчинена Всероссийскому главному штабу (ВГШ) (3).
В декабре 1918 г. было принято решение увеличить пропускную способность академии за счёт ускоренного срока обучения. В феврале 1919 г. был проведён дополнительный набор слушателей на так называемый параллельный, ускоренный курс, учебная программа которого была рассчитана на девять месяцев. Однако в связи с резким обострением обстановки на фронтах весной того же года РВСР был вынужден сократить сроки обучения на основном и параллельном курсах до пяти месяцев.
19 апреля 1919 г. в Академии Генштаба состоялся первый досрочный выпуск красных генштабистов.
К осени 1919 г. на всех фронтах Гражданской войны наступил перелом в пользу Красной армии. Новый учебный год в академии, начавшийся 13 ноября 1919 г., был знаменателен переходом на трёхгодичный срок обучения. Выпускники ускоренных курсов, досрочно направленные в действующую армию, были зачислены на старший курс, а вновь поступившие — на младший курс.
25 июля 1921 г. состоялось заседание РВСР, посвященное Академии Генштаба, а спустя 10 дней, 5 августа, был подписан приказ РВСР № 1675, в соответствии с которым она была переименована в Военную академию РККА. Для подготовки и переподготовки руководящих командных и штабных кадров высшего тактического и оперативного звена (от бригадного звена и выше) приказом РВСР № 1697 от 8 августа 1921 г. при академии были созданы Высшие военно-академические курсы с десятимесячным сроком обучения.
В отличие от Русской армии, в которой существовала достаточно строгая система причисления к Генштабу и перевода в Генштаб, в РККА к «лицам Генерального штаба» были отнесены не только бывшие офицеры, ранее получившие на это право, но и все бывшие офицеры, когда-либо окончившие два или три курса Военной академии.
Учёт всех выпускников Николаевской военной академии и Академии Генштаба, а также военнослужащих, причисленных к Генштабу, осуществлялся Управлением по командному составу ВГШ. Причисление, перевод, а также исключение из списков Генштаба осуществлялось приказами ВГШ. В соответствии с «Временными правилами о продвижении на высшие командные должности лиц командного состава РККА и об аттестовании этих лиц», введёнными в действие приказом РВСР от 19 сентября 1919 г. №1494, назначение на должности и перемещение военнослужащих Генштаба также осуществлялось только с согласия Совета ВГШ.
19 ноября 1919 г. приказом РВСР №1944 было определено, что слушатели 1914-1918 гг. бывшей Николаевской военной академии и Академии Генштаба, занимающие должности Генштаба в полевых штабах действующей армии, отличившиеся в боях или имеющие особые служебные заслуги, могут быть причислены к Генеральному штабу решениями РВСР по представлениям реввоенсоветов фронтов или отдельных армий.
Кроме того, в Красной Армии присвоение звания «Генерального штаба» могло производиться в порядке исключения отдельным лицам, не оканчивавшим академии, за боевые заслуги. Подобным образом в 1920 г. в Генштаб были переведены командующие фронтами: Западным — М.Н. Тухачевский (4), Южным — М.В. Фрунзе (5), Юго-Западным — А.И. Егоров (6), а в 1922 г. — командующий 5-й армией и Восточно-Сибирским военным округом И.П. Уборевич (7). Вот что говорилось в приказе РВСР о Фрунзе: «Командующий Южным фронтом тов. М.В. Фрунзе-Михайлов, последовательно исполняя обязанности командующего войсками 4-й армии, Южной группы Восточного фронта, Восточного, Туркестанского и Южного фронтов, блестяще выказал на деле свои крупные природные военные дарования.
Приобретая непрерывно теоретические познания, он с большим успехом применял их на опыте, давая Советской Республике победы над её врагами на Востоке, в Туркестане и особенно на Юге, где им была на голову разбита армия Врангеля и тем вписано в историю обороны Советской России много славных страниц.
Оценивая такую деятельность Командующего Южным фронтом тов. М.В. Фрунзе-Михайлова, Ре-волюционный Военный Совет Республики переводит М.В. Фрунзе-Михайлова в Генеральный штаб».

Не меньше лестных слов было сказано и о заслугах бывшего подпоручика Уборевича:

«Командующий 5 армией и Восточно-Сибирским во-енным округом тов. Уборевич Иероним Петрович, занимая последовательно должности командующего 11, 9, 13 и 5 армиями, выказал свои крупные военные дарования. Даже в периоды интенсивных боевых действий на фронтах, он приобретал неутомимым трудом теоретические военные познания и, с большим успехом применяя их на боевом опыте, неоднократно осуществлял искусно задуманные операции, чем доставил Республике много славных побед.
Оценивая деятельность вышепоименованного товарища, РВСР постановил перевести тов. И.П. Уборевича в Генеральный Штаб».

10 августа 1922 г. Л.Д. Троцкий подписал приказ РВСР № 1904, в соответствии с которым звание «Генерального штаба» отменялось. Все военнослужащие, окончившие Николаевскую военную академию и Академию Генштаба (Военную академию РККА), отныне именовались «лицами с высшим общим военным образованием». Этим же приказом Штабу РККА предписывалось вести специальный учёт всех лиц, имеющих высшее общее военное образование, переведённых и причисленных к Генштабу в соответствии с приказом РВСР 1919 г. № 1944 и переведённых в Генштаб отдель-ными приказами и постановлениями РВСР.

* * *
До настоящего времени об обмундировании лиц Генерального штаба Красной армии известно не так уж много.
Михаил Павлович Духанов, окончивший Военную академию РККА в 1921 г. и ставший впоследствии генерал-лейтенантом, в своих мемуарах вспоминал:
«Для красных генштабистов была сшита специальная новая военная форма. Она отличалась крайней оригинальностью.
На примерке я увидел своих товарищей, одетых в полукафтаны (длиной до колен) светло-зелёного цвета, с отложными бархатными воротниками, отворотами и такими же обшлагами на рукавах. Из-под полукафтанов выглядывали алые с жёлтыми кантами полугалифе, заправленные в мягкие голенища шевровых сапог; в просветах на груди кафтанов, меж отворотов, виднелись гимнастёрки густо-малинового цвета с чёрными бархатными поперечными накладками (в армии эти накладки назывались «разговором»). Белые аксельбанты, алая с жёлтыми кантами фуражка со звездой венчали форму.
Форма имела что-то общее со стрелецкой петровского времени и вместе с тем носила какие-то прусские черты фридриховского воинства.
Подавляющему большинству красных генштабистов она решительно не понравилась. Горячие головы предлагали отказаться надеть её, но чувство дисциплины взяло верх, и экзотическая форма вошла в гардероб выпускников академии. Однако вскоре в обиходе остались только алые полугалифе и фуражки; полукафтаны, аксельбанты стали “неприкосновенным запасом”, малиновые гимнастёрки попали в руки жён.
Очарованные цветом и качеством тонкого сукна, жёны пустили гимнастёрки в переделку на дамские жакетки.
Так форма-гибрид незаметно окончила своё существование. Её, вероятно, не помнят даже старейшие военные портные-модельеры»
(8).

Летняя форма Генштаба
Фуражка — алая с жёлтыми кантами, принадлежала К.А. Мерецкову (ЦМВС) Рубаха — малиновая с чёрными клапанами
(Коллекция К. Полетики) *
Summer Staff form
Cap – scarlet with yellow piping, owned by К.A.Meretskov (СMVS) Shirt – magenta, with black raspberry valves
(Collection of K. Poletika) *

Частично пролить свет на время введения данного обмундирования позволяет переписка Организационного управления ВГШ с Комитетом по выработке форм обмундирования и снаряжения Красной Армии (далее — комитет)** и Политическим управлением РВСР за 1920 г.

** Комитет по выработке форм обмундирования и снаряжения Красной Армии был создан при Всероссийском главном штабе в соответствии с решением заместителя Председателя РВСР Э.М. Склянского от 30 апреля 1920 г. Его председателем был М.И. Акимов.
Расформирован приказом РВСР от 18 апреля 1921 г. №818.

16 августа — Оргуправление в комитет: «В виду поступающих с мест запросов Организационное управление просит сообщить, присвоена ли и какая именно форма для лиц Генерального Штаба» (9). 20 августа — комитет в Оргуправление: «Форма для лиц Генерального Штаба выработана и представлена Начальнику Всероссийского Главного Штаба на утверждение. Образец формы Генеральн. Штаба и рисунки выставлены на выставке на Красной Площади (б. Торговые ряды)» (10).
27 августа — Политуправление в Оргуправление: «Сообщаю резолюцию ЗАМНАЧУПР’а на отношении Вашем от 19-го сего августа №10463/2577: “Предлагаю снестись непосредственно с тов. МАКСИМОВСКИМ (Николаем Николаевичем? — А.С), которому даны указания о выработке знака Генштаба. 24/УШ. АЛЕКСАНДРОВ VIII”» (11).
2 сентября — Оргуправление в Политуправление (тов. Максимовскому):
«С мест возбуждаются вопросы о введении особой формы для лиц Генерального Штаба. По имеющимся сведениям образцы таковой формы уже выработаны Комитетом по выработке форм обмундирования и снаряжения Красной Армии (Остоженка, Зачатьевский пер., д. 5) и представлены на утверждение Начальнику Всероглавштаба.
В виду желательности оценки проэктируемого мероприятия с точки зрения желательности выделения особой, как бы привилегированной группы лиц из общего уровня военнослужащих, прошу Вас ознакомиться с проэктом Комитета и сообщить заключение»
(12).
Документов комитета, включая упомянутые рисунки и описание формы Генерального штаба, в РГВА не обнаружено и, скорее всего, не сохранилось вовсе. Однако из приведённой выше переписки можно сделать вывод, что обмундирование корпуса Генерального штаба было утверждено начальником ВГШ Н.И. Раттелем в конце августа – начале сентября 1920 г.
В настоящее время известно несколько подлинных предметов, хранящихся в музейных и частных собраниях, и среди них — два кафтана, заменявших генштабистам шинели: в собрании Мемориального музея А.В. Суворова (С.-Петербург) и в коллекции А.А. Шишкина (Москва).
У первого кафтана, принадлежавшего В.Н. Егорьеву, на обоих рукавах, а у второго — только на левом рукаве нашиты звёзды диаметром 9,9 см из чёрного бархата с окантовкой из сукна малинового цвета. На воротнике и обшлагах положен золотой сутаж: на кафтане Егорьева — в четыре ряда, на кафтане из коллекции Шишкина — в два. Важно и то, что на нарукавных клапанах образца 1922 г., о которых речь пойдёт ниже, имеется такое же количество ромбов: у Егорьева — четыре, а на клапане зимней рубахи (из коллекции Шишкина), принадлежавшей тому же человеку, что и кафтан, — два.

Number of rows of soutache and color to what is equivalent
Three silver – colored battalion commander (three square)
Four silver – regimental commander (four squares)
One golden – brigade commander (one diamond)
Two golden – brown Division Commander (two diamonds)
Three golden – army commander (three diamond-shaped)
Four golden – Front Commander (four diamond-shaped)

Смею предположить, что должностное положение генштабистов, обозначалось количеством рядов сутажа и его цветом. В пользу этого говорит и тот факт, что вариант знаков различия Красной армии в виде нарукавных галунов рассматривался Специальным отделом Временной комиссии по выработке форм обмундирования РККА *** и предлагался для утверждения в качестве основного. 16 декабря 1918 г. председатель Спецотдела К.И. Величко подписал доклад за №42 на имя председателя Временной комиссии Н.Н. Сучкова, в котором, в частности, говорилось:
«…категории лиц командного состава резко различаются нашитыми на рукав: <…> у красных офицеров — серебряным галуном и у высших начальников — золотым галуном».
Таким образом, система знаков различия лиц Генерального штаба могла выглядеть следующим образом (см. таблицу).
Ношение звёзд на одном или обоих рукавах, возможно, также зависело от должностной категории.
Однако на сегодняшний день эту систему можно рассматривать исключительно в качестве гипотезы.

*** Временная комиссия по выработке форм обмундирования для РККА была создана приказом Наркомвоена от 25 апреля 1918 г. № 306.
Приказом РВСР от 10 декабря 1918 г. № 356 комиссия была подчинена ВГШ.
Приказом РВСР от 27 октября 1918 г. №173 задача по дальнейшей разработке проектов формы одежды и знаков различия командного состава была возложена на вновь созданный при Временной комиссии Специальный отдел по выработке форм обмундирования РККА, который возглавил К.И. Величко.
Комиссия была упразднена в августе 1919 г.

31 января 1922 г. приказом РВСР №322 в РККА была введена новая форма одежды. В соответствии с «Ведомостью цветов приборных сукон, окантовки и шифровки для Центральных, Главных и им подведомственных Окружных Управлений Военного ведомства», объявленной в приказе, Генеральному штабу полагались петлицы, нарукавные и нагрудные клапаны из чёрного бархата, окантовка красного цвета, шифровка белого цвета. В примечании к ведомости говорилось: «Генштабу шифровка: белый металлический герб Республики. Знаки различия по должности белого металла или шитые». Как видно на фотографии, на петлицах носился так называемый «малый герб» (серп и молот) (13).
26 сентября 1922 г. приказом РВСР №2256 в связи с упразднением звания Генштаба была отменена и его «особая форма». Лицам с общим высшим военным образованием присваивалась форма одежды той части, в которой они проходили службу.
Немногим более семи месяцев спустя, 2 мая 1923 г., приказом РВСР №938 для постоянного и переменного состава Военной академии РККА было установлено приборное сукно чёрного цвета с красной окантовкой. Знаки различия на нарукавном клапане для переменного состава носились по должностям, занимаемым слушателями до поступления в академию.
1. Подробнее о корпусе Генерального штаба Русской и Красной армий см.: Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. 1917-1920 гг. М., 1988. С. 182-199.
2. Приказ РВСР от 28 декабря 1918 г. №491.
3. Приказ РВСР от 24 марта 1919 г. №574.
4. Приказ РВСР от 22 мая 1920 г. №868.
5. Приказ РВСР от 30 декабря 1920 г. №2882.
6. Приказ РВСР от 30 декабря 1920 г. №2883.
7. Приказ РВСР от 13 июня 1922 г. № 1539.
8. Духанов М.П. В сердце и в памяти. М.-Л., 1965. С. 262.
9. РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 747. Л. 597.
10. Там же. Л. 596.
11. Там же. Д. 68. Л. 17.
12. Гам же. Л. 16.
13. В Конституции РСФСР (Раздел шестой, статья 89), утверждённой 5-м Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г., говорилось: «Герб Российской Социалистической Федеративной Совет¬ской Республики состоит из изображений на красном фоне в лучах солнца золотых серпа и молота, помещённых крест-накрест рукоятками книзу, окружённых венцом из колосьев и надписью: а). «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика» и б). «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Командир 4-й отдельной Сибирской кавалерийской бригады К.К. Рокоссовский с группой комсостава. 1922 г. ★ЦМВС Слева от него с «малым» гербом РСФСР и шифровкой «13Д.» на петлицах — начальник штаба бригады (переформированной из 13-й Сибирской кавдивизии в июне 1922 г.) М.П. Духанов, выпускник Военной академии РККА 1921 г.
The commander of the 4th separate Siberian Cavalry Brigade K.K.Rokossovsky with a group of commanders. 1922 ★ СMVS
To his left with a “small” arms of the RSFSR and coded “13D.” Tabs on – Chief of Staff, Brigade (reformed from the 13th Cavalry Division in the Siberian June 1922) M.P.Dukhanov, a graduate of the Military Academy of Red Army in 1921.

Начальник Военной академии РККА и член РВСР П.П. Лебедев (слева) и помощник начальника Главного управления военно-учебных заведений и одновременно начальник Высших академических курсов академии В.С. Лазаревич. [Май-июнь] 1923 г. ★ Коллекция автора
Несмотря на отмену звания «Генерального штаба», оба сохранили белые ромбы, притом, что цвета приборного сукна и окантовки, присвоенные академии, соответствовали генштабовским. Количество ромбов у обоих не соответствует занимаемым ими должностям (26-й разряд): четыре вместо положенных трёх.
Chief of the RKKA Military Academy and a member of the RVSR P.P.Lebedev (left) and Assistant Chief of the military schools and at the same time head of the Higher Academy of academic courses, V.S.Lazarevic. [May-June] 1923 ★ Collection of the author
Despite the lifting of the title of “General Staff”, both have retained white diamonds, though colored cloth and edging the instrument assigned to the academy, are consistent with genshtabovskim. The number of diamonds does not meet both their positions (26th level): four instead of three.

Нарукавные клапаны Генштаба:
1. Принадлежавший В.Н. Егорьеву ЦМВС ★
2. Коллекция А. Шишкина ★
Sleeve valves Staff:
1. Owned by VN Egorevu TSMVS ★
2. Collection Shishkin ★

Зимняя суконная рубаха военнослужащего Генштаба обр. 1922 г. ★
Коллекция А. Шишкина
Winter cloth shirt consisting of Staff arr. 1922 ★
Collection Shishkin

Comments Off

Comments are closed at this time.