Feb 12 2012

Советское жилье.



Из всех мифов о жилищной политике в СССР выделяется два взаимоисключающих , но в молве народной мирно сосуществующих мифа.
Первый миф – СССР при Сталине хотел, но не мог решить жилищный вопрос. Второй – Бяка Хрущев запретил сталинские дома, и приказал строить типовое, плохое жилье. И действительно, если сравнить панельную хрущевскую пятиэтажку со сталинскими жилыми домами, то не возникает вопроса, где лучше жить. Попробуем разобраться?



Только что построенный комплекс кооператива кожевенников Киев 1923-32 гг

Жилое строительство в СССР возобновилось после гражданской войны где-то в 1923 г., когда стал на ноги НЭП. В основном восстанавливались разрушенные во время войны и революции здания, возникали жилищные кооперативы, строились рабочие поселки. При этом, структура этих поселков была строго иерархическая. Индивидуальные дома-коттеджи для высшего начальства, квартиры для среднего командного состава, общежития разного типа для рабочих. Для одиноких – казармы. Строительство велось по-старинке использовались технологии применявшиеся в дореволюционные годы с особым упором на экономию металла.


Жилой дом, построенный жилищно-строительным кооперативом “Квартирохозяин”.Арх. Г. Разумов, 1929-30.

Например, программа типового рабочего поселка на 3200 человек (рекомендованного Цекомбанком в 1929 г.) предполагала такой расклад:

2% (60-65 чел. семейных) живут в индивидуальных квартирах в двухквартирных коттеджах.

8% (250 чел, одиноких, холостых) живут в общежитиях по 2-3 человека в комнате (28 комнат)

90% (2890-2895 чел., семейных) живут в квартирах с покомнатно-посемейным заселением, 2-3 чел. в комнате (576 квартир – 1096 комнат). Строились и квартирные дома для рабочих, но расселение также происходило покомнатно-посемейно.

Рабочий городок при ГРЭС “Красный Октябрь” 1926-33 годы


Для высшего начальства строились специальные комфортабельные дома. Например, в Москве в 1926 г. был закончен жилой комплекс на Рублевке архитектора Иофана и начато строительство правительственного дома на Берсеньевской набережной (Дом на Набережной). А вот для себя любимых, разумеется были применены новейшие технологии , монолитные перекрытия типа кессон и прочие маленькие радости….


Photobucket Жилой комбинат на 500 квартир предназначался для сотрудников аппарата Совета народных комиссаров и Центрального исполнительного комитета партии. В правительственном варианте дома-коммуны главным было не обобществление быта (квартиры вполне соответствовали нормам «буржуазного» комфорта, вплоть до комнаты для домработницы), а возможность полного контроля над жильцами.

Photobucket


За первые три года строительства (1923-1926) на жилищное строительство было потрачено около 475 млн. рублей, то есть приблизительно столько, сколько в предвоенные годы (до первой мировой войны) тратилось в год. Городское население за это время увеличилось на 4 млн. человек. Квартирный вопрос начинал беспокоить не только рядовых жителей москвы но и элиту…


Дома-коммуны Москвы 30-е.


В ноябре 1929 г., в «Революции и культуре» выходит статья А. Склонского «Социалистический город». В ней излагаются впечатления автора от доклада Леонида Сабсовича в Московском отделении ВАРНИТСО.

В городе будущего привычная нам квартира со всеми ее «удобствами» потеряет смысл. Человеку нужно будет только помещение для жилья в собственном смысле слова.<…> Отпадает надобность во многих «собственных» предметах домашнего обихода. <…>


. Фабрика-кухня №1. г. Москвы. Ленинградский проспект, 7.


«Основное, что должно быть осуществлено в городе будущего, – обобществление удовлетворения бытовых нужд населения. Это значит, что пищу должны готовить фабрики-кухни, а кормиться члены коммуны должны в столовых, в которых не только обедают, но я завтракают, и ужинают, словом, получают полный пансион, как теперь в домах отдыха. Белье стирает механизированная общественная прачечная. Моются люди в расположенных под рукой банях. Уборка жилищ механизирована и выполняется специальными работниками. Дети от рождения и до окончания учебы поручаются заботам и руководству врачей-педагогов. Взрослые люди, пережившие срок трудовой работы, переходят на полное социальное обеспечение. В результате женщина раскрепощается подлинно и полностью и становится действительно равноправным мужчине работником. <…

В.Ефимов

Жилой комплекс для кооператива строительных рабочих на Гоголевском бульваре (Жилищное товарищество «Показательное строительство») (И.Ф.Милинис, М.О. Барщ, В.Владимиров, С. Орловский, А.Л. Пастернак, Л. Славина, М. Синявский), состоит из 3 отдельно стоящих корпусов: 6-этажный корпус с жилыми ячейками для одиночек, 7-этажный корпус с 2-3 комнатными квартирами для семейных и коммунально-хозяйственный блок с прачечной, спортзалом, столовой. На крышах 1-го и 2-го корпусов, соединенных мостиком-переходом, планировалось разместить не только мужской и женский солярии, но и детский сад с игровой площадкой.

Население здесь рассматривается как рабочая сила, на содержание которой следует тратить как можно меньше средств. Минимальное жилье, казенная типовая мебель, минимум бытового оборудования. Производство продуктов питания в расчете только на общие столовые. Отпадает необходимость тратить ресурсы страны на производство разнообразных товаров народного потребления в расчете на свободную торговлю и выбор покупателя, и в объеме, превышающем абсолютный необходимый минимум. Дети воспитываются в детских домах типовым образом. Так на них тратится меньше ресурсов, и они избавлены от сомнительного воспитательного воздействия родителей. Да и конструктивно здание получается очень простым и дешевым, что кстати сказалось на долговечности домов коммун построенных на рубеже 30-х годов. Да и качество строительства отчего-то начало прихрамывать. В результате уже в 80-х годах прошлого века некоторые дома -коммуны были реконструированы (выдолблены изнутри). Ну а те которые не удостоились -печально саморазрушаются.

Опытно-показательный коммунальный дом Наркомфина, построенный в 1928-1932 годах, – «программное» произведение эпохи конструктивизма – одна из попыток реализации на практике теоретической работы секции типизации Стройкома РСФСР, руководимой М.Я.Гинзбургом. Строительство комплекса должно было подтвердить правильность социально-бытовых, архитектурных и конструктивных положений, широко обсуждавшихся во второй половине 1920-х годов на страницах журнала «Современная архитектура». Комплекс зданий Наркомфина включил жилой и коммунальный корпуса, связанные теплым навесным переходом в уровне первого этажа, и отдельно стоящее здание прачечной. Запроектированный детский сад так и не был построен, а помещения для детей заняли часть коммунального корпуса. Авторы проекта – архитекторы М.Я. Гинзбург, И.Ф.Милинис и инженер С.Л. Прохоров, предложивший ряд принципиально новых технических решений и непосредственно руководивший строительством.
Квартира Милютина. Фото В.Ефимова


Дом Наркомфина, предназначавшийся для государственных чиновников, нельзя считать «чистым» экспериментом формирования массового дома нового типа. Наибольшим спросом пользовались большие квартиры, задуманные для семей, сохранявших традиционный уклад жизни. Курировавший строительство Н.А.Милютин, (в 1924-1929 годах – народный комиссар финансов) разместил на крыше дома двухуровневую квартиру-особняк вместо задуманного Гинзбургом общежития. Гинзбург никогда не публиковал осуществленный вариант планов дома и не упоминал о квартире Милютина. Как бы не складывалась проектная и строительная история комплекса, осуществленный замысел выделяется из ряда лучших построек периода поиска нового языка мировой архитектуры.

Но видимо, Сабсович и поддерживающие его правительственные чиновники переступили рамки своей компетенции, не ограничившись чистой пропагандой идеи и спровоцировав в 1929-1930 г. массовую кампанию по проектированию капитальных домов-коммун с «обобществлением быта», не обеспеченных никаким финансированием. Конец деятельности Сабсовича и конец «домам-коммунам» был положен крайне раздраженным постановлением ЦК ««О РАБОТЕ ПО ПЕРЕСТРОЙКЕ БЫТА» от 16 мая 1930 г. После постановления ЦК любые проекты массового рабочего жилья вообще исчезли из прессы и из общественного сознания. Впрочем оргвыводов не последовало…

Ленинград. Дом-комунна политкаторжан. 1929-1933
Это здание в стиле конструктивизм находится в самой старой части Петербурга – напротив Петропавловской крепости (Троицкая площадь, дом 1):

Строилось оно на средства ленинградского отделения
Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев.

По легенде, место для него выбирал лично С. М. Киров, который и предложил поставить его на площади Революции (как тогда называлась Троицкая площадь).

Здание строилось с 1929 по 1933 год по проекту архитекторов Г.А. Симонова, П.В. Абросимова и А.Ф. Хрякова.

Но скорее всего причина не административном раже сторонников “коммун”, а в том что в 1926 г. жилищная норма в СССР составляла для городского населения приблизительно 5,5 – 5,7 кв. м на человека . По первому мягкому варианту пятилетнего плана 1927 г. Госплан планировал увеличение городского населения в течение пятилетки на 5 млн. чел. и строительство за это время 38 млн. кв. метров жилья. Но в результате планов «ускоренной индустриализации», принятой под давлением Сталина в 1929 г., городское население увеличилось на 13,9 миллионов человек . Это было просчитано и от сравнительно дорогостоящих домов- коммун отказались в пользу еще более дешевого решения.

А в 1932 г. началось реформирование советской архитектуры. Одновременно были прекращены даже формальные поиски типов массового жилья и минимальных квартир для рабочих. Основным типом советского жилья была объявлена индивидуальная комфортабельная квартира. Каменные, эклектически декорированные дома с богатыми по советским меркам квартирами (часто с комнатами для домработниц) строились на главных улицах городов. Дома эти строились с применением качественных материалов и обходились не в пример дороже тех-же самых домов – коммун. Перекрытия в этих домах как правило железобетонные из плит построечного изготовления по металлическим балкам… Толстые стены, хорошая звукоизоляция вместе с высокими потолками и полным набором коммуникаций – живи и радуйся!
Но для того чтобы получить такую квартиру надо было быть “обойме”, или как это назовут позже входить в номенклатуру, и не на уровне райкома… Правда следует отметить что некоторое число “простых” граждан всё-таки получала квартиры в подобных домах. Во первых из соображений пропаганды, во вторых для слежки за элитой…

Строителям светлого будущего-же, доставались “дома облегченного типа” в просторечии – бараки. Например в Бараках и землянках в 1936 г. проживало соответственно 50% и 25% населения Магнитогорска. Еще 15% жили в квартале каменных домов-общежитий без ванных и кухонь, построенных по проекту группы немецкого архитектора Эрнста Мая, по нескольку человек в комнате. В Магнитогорске был построен небольшой поселок для высшего начальства с индивидуальными коттеджами. В нем, и в центральной гостинице жило около 2% населения. Такой-же подход практиковался во всех крупных городах. Квартира и даже просто комната в капитальном здании превратилась в вожделенную мечту. И даже сильно уважаемая в СССР профессура не имела отдельных квартир и проживала как и все в коммуналках…


Справочник строителя. 1944 год. Картинки кликабельны


К 1952 г. в Москве 337 000 чел. жили в бараках, общая площадь, которых составляла 1 361 000 кв. м. В целом по стране в 1952 г. в городах и рабочих поселках имелось «18 миллионов квадратных метров жилой площади в помещениях барачного типа, что составляет 9 процентов ко всему обобществленному жилищному фонду. На 1 января 1952 года на этой площади проживало 3758 тысяч человек» В 1952 г. 54% жилой площади в городах находилось в домах, не подключенных к водопроводу, а 59% – к канализации. Еще оставался правда частный сектор и нахаловки, но в официальной советской статистике они не учитывались. Впрочем в силу сложностив добыче стройматериалов эти сооружения зачастую были еще менее привлекательны нежели бараки, а зачастую и чем цивилизованные землянки…



Справочник архитектора. 1946. Картинки кликабельны


Если вы замечаете – “каркасно- засыпной” барак – сооружение сильно временное, а значит изначально способно успешно противостоять нашему климату сравнительно недолгое время, особенно учитывая то, что эффективных и долговечных утеплителей в то время не было, а в качестве засыпки использовали либо доменный шлак, либо торфобрикеты, либо прессованную солому. В результате того, что данные сооружения эксплуатировались вместо нормативных 5-10 лет, все 25-30 – утеплитель в стенах разрушался и осыпался, и наши с вами бабушки с дедушками, оставались отделенными от окружающей негостеприимной действительности, только двумя слоями досок и парой слоев рваного рубероида или толи… Отопление в таких бараках как правило было печками, типа буржуйка.
Удобства естественно во дворе , вода в лучшем случае из колонки.

Так что хрущевка по сравнению со всеми этими прелестями была просто раем.
А сталинок, как и “пряников сладких” на всех хватить не могло, по определению…
Хрущевка, как её не ругай, стала первым в послереволюционные годы жилищем для народа
.

Источники:

1. Миф индустриализации….
2.
http://luckywalrus.livejournal.com/8916.html
3.
http://synthart.livejournal.com/
4.
http://www.archnadzor.ru/?p=979
5.
http://babs71.livejournal.com/171267.html
6.
http://community.livejournal.com/ru_sovarch/373099.html

Еще про советское жильё

Бараки и землянки

Бараки сегодня.

Коммуналка. Homo communalicus.


Конструктив для сталинки.

Жилье в 1953 году.

Жилище и квартплата в 1951 году.

Правила пользования жильем.

Бесплатное жильё в СССР.

О частниках и ЖСК.

Оглавление сериала.

Comments Off

Comments are closed at this time.