Feb 05 2014

Корнет Гильшер – Первый безногий пилот.

Published by at 00:00 under Истории,Картинки

Image

Юрий Владимирович Гильшер родился в Санкт – Петербурге 27 Ноября 1894 года. Сведения об его отце довольно отрывисты, а вот мать, урожденная Азанчеева – Азанчевская, принадлежала к старинному роду московских столбовых дворян и имела обширнейшие связи в высшем обществе.

Позже семья Гильшеров переехала в “первопрестольную”, так что своё детство Юрий провёл в расположенном под Москвой фамильном имении Азанчеевых. Здесь он научился великолепно ездить на лошади, что, несомненно, было бы весьма полезно, если бы юноша собирался выбрать военную карьеру.

 

Семейство Гильшер

Но, как ни странно, в отличие от многих других молодых дворян, не представлявших себя вне армии, Юрий решил стать инженером и поступил в Алексеевское коммерческое училище. Получение диплома совпало с началом Первой Мировой войны, так что карьера офицера всё – таки стала для Гильшера неизбежной.

Ю.В.Гильшер.

В сущности, если бы он захотел, то, конечно же, избежал армии, однако дворянское воспитание делало подобный оборот событий попросту невозможным. Юрий не стал уклоняться от того, что считал своим первейшим долгом, и поступил в Николаевское кавалерийское училище ( Декабрь 1914 года ).

Как – то, находясь в карауле в Царском Селе, Гильшер увидел пролетающий в небе самолёт – и с этого момента твёрдо решил стать лётчиком. Он даже подал соответствующий рапорт, но окончательное решение вопроса было отложено до завершения учёбы.

В училище Юрий был на хорошем счету и даже опередил многих своих однокурсников, получив в ходе обучения звание унтер – офицера. И ещё: он обратил на себя внимание, заняв 2-е место на соревнованиях по стрельбе из винтовки. А меткость, как известно, является далеко не последним качеством для лётчика – истребителя.

Окончив училище по 1-му разряду, Гильшер был произведён в Прапорщики и получил назначение в 13-й драгунский графа Миниха полк. Однако, всерьёз “заболев” авиацией, Юрий добился – таки направления в Гатчинскую авиашколу ( 16 Июня 1915 года ).

Лётчики у самолёта 'Вуазен'

Ещё в период обучения, в числе лучших курсантов, он на 2 недели был откомандирован в специальный авиаотряд, охранявший Царское Село с воздуха. Так, самым неожиданным образом, Гильшер получил возможность сверху полюбоваться на тот самый дворцовый комплекс, который он уже охранял, ещё будучи кавалеристом.

22 Сентября 1915 года Юрий сдал экзамен на авиатора и через месяц отправился к месту дислокации своей части – на станцию Койданово ( Галиция ). Весьма показательно, что начальник Гатчинской авиашколы полковник Ульянин в телеграмме, отправленной в штаб Авиадарма, дал ему следующую лаконичную аттестацию: “Предназначенный в 4-й армейский авиаотряд Прапорщик Ю. В. Гильшер – отличный”.

30 Октября Юрию присвоили звание военного лётчика, однако его авиационная карьера сразу же началась с серьёзного испытания. 20 Ноября, готовясь к очередному заданию, Гильшер занимался проверкой и наладкой своего “Вуазена”. В зимний период требовалось время от времени ненадолго запускать двигатель, чтобы смазка не промёрзла. Юрий как раз запускал мотор, прокручивая его специальной рукояткой. В какой – то момент он замешкался и, не успев вовремя отдернуть руку, получил сильный ушиб кисти и перелом костей правого предплечья.

Гильшеру предстояло долгое лечение, и, чтобы хоть как – то использовать его вынужденное безделье, командование устроило ему служебную командировку в Москву на авиационный завод “Дукс” для приемки запасных частей к аэропланам.

В “первопрестольной” Юрий приятно проводил время в кругу семьи, но как только рука пошла на поправку, он попросил свое начальство откомандировать его в Одесскую авиашколу для обучения на новых моделях аэропланов – “Ньюпор”, “Моран” и “Сопвич”. После окончательного выздоровления и успешного освоения “Морана” Гильшера перевели в 7-й истребительный авиаотряд, формирование которого как раз завершалось в Киеве. 26 Апреля 1916 года это соединение отправилось на Юго – Западный фронт, и, присоединившись к 7-й армии, расположилось на аэродроме у деревни Яблонов.

 

На вооружение авиаотряда поступили 3 новых истребителя “С-16″, считавшиеся очень перспективными. Никто из пилотов отряда ещё не был знаком с машинами подобного типа. Гильшеру же понадобилось всего 2 полёта, чтобы освоить аппарат, и это сразу повысило его авторитет среди новых товарищей.

Войска Юго – Западного фронта в это время готовились к наступлению, и 1 Мая генерал А. А. Брусилов провёл совещание с командующими и начальниками штабов армий, на котором изложил свой план действий. 7-му истребительному авиаотряду на этом совещании ставилась задача воспрепятствовать авиационной разведке противника над боевыми порядками 7-й армии.

В часы, когда шло это совещание, Юрий вместе с поручиками Орловым и Бычковым участвовал в своем первом воздушном бою, который, впрочем, закончился безрезультатно.

Фортуна улыбнулась Гильшеру 10 Мая, когда он вылетел на перехват вражеского разведчика и энергично атаковал неприятеля. Дуэль в воздухе закончилась тем, что австрийский аэроплан выпустил клубы дыма и пошёл на вынужденную посадку. Правда, победу Гилыперу не засчитали, так как по принятым тогда строгим правилам сбитыми считались только те самолёты противника, которые либо упали в нашем расположении, либо факт их уничтожения мог быть документально подтверждён наземными войсками. К сожалению, свидетелей боя на тот момент не оказалось, но именно с этой схватки начался отсчёт боевых побед 7-го авиаотряда, причём побед бесспорных, поскольку впоследствии историки выяснили, что австрийский самолёт всё – таки сел на нашей территории и в плен к русским попал его экипаж – пилот цугсфюрер Александр Гальбави и наблюдатель кадет Юлиус Хорак.

Возможно, Гильшер, как лицо заинтересованное, всё – таки сумел бы найти подтверждение своей победы, однако, по роковому стечению обстоятельств, этот успех едва не стал для него последним.

В этот же день Юрий вместе с наблюдателем – прапорщиком Квасниковым отправился на вечернее патрулирование. Не обнаружив ни одного самолёта противника, экипаж решил вернуться на базу. На обратном пути у “С-16″ ( № 201 ) вышла из строя система управления элеронами. Машина 3 раза перевернулась через крыло, из – за чего рули высоты опустились, и, зацепившись за рычажок руля направления, оказались заклиненными. Гильшеру и Квасникову удалось поднять правый руль, но для того, чтобы управиться с левым, у них попросту не хватило времени. Аэроплан вошёл в штопор, а все попытки экипажа выправить истребитель оказались безуспешными.

Image

Подбежавшие к месту падения русские пехотинцы извлекли лётчиков из – под обломков. Оба авиатора были живы, но находились без сознания.

Этот прискорбный случай, ставший заключительной точкой в короткой карьере истребителя “С-16″, едва не поставил точку и в военной карьере Юрия Гильшера. В результате катастрофы у него была оторвана стопа левой ноги, и её пришлось ампутировать до колена.

Уже находясь в госпитале, Юрий узнал, что произведён в Корнеты и награждён орденом Св. Владимира 4-й степени. Но и новое звание, и первая воинская награда в таком положении были, конечно же, для него слабым утешением.

К общему удивлению, едва оправившись от ран, Гильшер на редкость быстро освоился с протезом. Одновременно он обратился к заместителю Авиадарма Н. Ф. Фогелю и начальнику УВОфлота Н. В. Пневскому с просьбой помочь ему остаться в авиации. И тот и другой обещали ему свое содействие, но их вмешательства не потребовалось.

В любой другой род войск путь одноногому офицеру был закрыт, однако авиационная медицинская комиссия дала положительное заключение, поскольку большинство медиков ещё пребывало в убеждении, что служба в ВВС “не требует серьёзных физических затрат” и не связана с большим напряжением.

В результате в Ноябре 1916 года Юрий Гильшер вернулся на фронт и принял командование 7-м авиаотрядом вместо уехавшего во Францию Ивана Орлова. Боевые действия в это время несколько затихли, и свободное время Гильшер обычно посвящал конным прогулкам и изучению беспроволочного телеграфирования ( “морзянки” ).
Image
Image
В Марте 1917 года В. М Ткачёв проинспектировал 7-й авиаотряд и, несмотря на некоторые позитивные моменты, отметил один недостаток: “… в этом отряде необходимо поднять на исключительную высоту стрельбу из пулемётов, дабы получить большой процент боёв, оканчивающихся решительным успехом”.

Гильшер отреагировал на справедливое замечание, сконструировав специальный качающийся тренажёр для отработки стрельбы.
Image

Лётчики авиаотряда немедленно приступили к тренировкам и добились значительных успехов. Свидетельством этого стал бой 13 Апреля 1917 года, когда тройка русских авиаторов в составе Гильшера, Янченко и Макиёнка атаковала 2 австрийских самолёта – разведчика типа “Бранденбург С.1″ из 7-й флигерроты. Янченко и Макиёнок уничтожили одного из противников. Гильшер взял на себя второго. Первой же пулемётной очередью он перебил у неприятеля тросы управления элеронами, вывел из строя пулемёт и ранил пилота – фельдфебеля Хабличека. Управление повреждённым “Бранденбургом” перехватил лётчик – наблюдатель обер-лейтенант Шмидт. С трудом ему удалось дотянуть до своей территории, но, поскольку Шмидт практически не имел навыков управления, при посадке самолёт разбился ( Фельдфебель Хабличек был ранен в бедро и спустя несколько дней умер в госпитале, обер – лейтенант Шмидт выжил и впоследствии сам стал асом ).

Асы первой мировой - Юрий Владимирович Гильшер

Умение Гильшера делать из замечаний правильные выводы вызывало огромное уважение у Ткачёва, который в своих мемуарах отзывается о Юрии с нескрываемым восхищением: ”Авиационная карьера Гильшера была нелёгкая, но он проявил себя как горячий патриот, беззаветно преданный авиации, и как лётчик, одарённый большим самообладанием”.

Все вышеперечисленные качества Гильшер сполна продемонстрировал в последние 2 месяца своей недолгой жизни.

7 Мая в районе Подгаец Гильшер повредил ещё одну неприятельскую машину. Оставляя за собой шлейф пара, австриец ушёл на свою территорию и, видимо, сумел дотянуть до аэродрома. За этот бой Юрий получил орден Св. Анны 4-й степени.

Через неделю командование поручило Гильшеру перехватить вражеский самолёт – разведчик, регулярно летавший над русскими позициями в одно и то же время и по одному маршруту ( Галич – Иезуполь – Болыповце ).

15 Мая Юрий устроил засаду на пунктуального австрийца и атаковал его в районе Иезуполя. После одной из атак Гильшер сумел повредить пулемёт на вражеской машине типа “Оеффаг C.II”, и австрийскому лётчику – наблюдателю пришлось отстреливаться из сигнального пистолета. Когда запас ракет у противника кончился, австриец знаками попросил разрешения на посадку. Следуя традициям воздушного рыцарства, русский истребитель не стал добивать неприятеля и вернулся на аэродром. Впрочем, “австрияка” это не спасло. Повреждённая машина противника села на “ничейной земле” и была тут же накрыта огнём русской артиллерии. Пилот – сержант Мусбруггер получил ранения, наблюдатель – лейтенант Хоченегг погиб.

Гильшер за этот бой получил орден Св. Георгия 4-го класса и краткосрочный отпуск в Москву. В Июне он вернулся на фронт и 5 Июля сменил погибшего Ивана Орлова на посту командира 7-го авиаотряда.
Image

Как раз в это время началось печально известное “наступление Керенского”. Активность в воздухе резко возросла, и подчинённым Гильшера приходилось совершать по нескольку боевых вылетов в день.

17 Июля в районе Посохова во время очередного вылета Юрий обнаружил вражеский самолёт – корректировщик и первой же очередью убил лётчика. Неприятельский аэроплан упал на свои позиции, после чего был добит русской артиллерией.

Через день началось контрнаступление немцев, вошедшее в историю под названием “Тарнопольского прорыва”. Некогда доблестные русские полки, хлебнувшие “революционной свободы”, откатывались в тыл, не желая сражаться. Общая паника охватила и многие авиационные соединения. На аэродроме в Тарнополе скопилось около 50 машин из 7-ми авиаотрядов. Воспользовавшись моментом, противник решил нанести удар по столь крупному скоплению авиационной техники.

20 Июля на Тарнополь отправилась эскадрилья из 16 германских и австрийских самолётов ( 8 истребителей и 8 бомбардировщиков ). Навстречу противнику поднялись лишь 5 русских аэропланов. Из них 3 – Гильшера, Янченко и Макиёнка – принадлежали к 7-му авиаотряду. Юрий сумел уничтожить одного из противников.

В письме к отцу Гильшера, Янченко следующим образом описывал эту неравную схватку:

“…Мы приняли бой. Один из неприятельских самолётов был сбит. Атакуя второй, Ваш сын подошёл к нему снизу сзади, под пулемёт наблюдателя вражеского самолёта. Я был сверху и справа, между мной и Вашим сыном была дистанция около 50 метров. Немец был метрах в 70 спереди. Я видел, как противник открыл огонь, и пули с дымовой траекторией, ясно видимые мной, ложились вдоль корпуса самолёта Вашего сына. Атакованный в это время сверху остальными аэропланами противника и взглянув вверх, я увидел над собой около 10 самолётов. В это время мотор корнета Гильшера вырвался из рамы и вылетел вперёд. Крылья его самолёта сложились, и он камнем пошёл вниз. Аппарат частью уже рассыпался в воздухе. Получив несколько пулевых пробоин и не имея возможности драться, видя гибель Вашего сына, которому, быть может, была ещё нужна помощь, я тоже пошёл вниз и сел у места падения Юрочки. Всё было кончено…”

По некоторым данным, самолёт Гильшера сбил австрийский лётчик – наблюдатель обер-лейтенант Фридрих Хирш. Однако гибель русского аса не была напрасной. Встретив столь отчаянное сопротивление, германцы отказались от нападения на Тарнополь и сбросили бомбы в окрестностях города.

Тело Гильшера было торжественно захоронено в местечке Бучач в Галиции. Вступивший в командование 7-м авиаотрядом прапорщик Донат Макиёнок почтил память своего товарища следующим приказом:

“Сего числа командир отряда, военный лётчик корнет Тилъшер вылетел для преследования эскадрильи противника из 8 самолётов, направляющихся на Тарнополь. Вступив в бой, несмотря на значительный перевес противника, доблестный командир отряда был сбит, будучи атакован несколькими неприятельскими самолётами сразу.

В лице корнета Гильшера отряд теряет своего второго Командира, свято, идейно и героически исполнявшего свой долг перед Отечеством.

Да послужит всем боевым орлам этот святой, геройский подвиг военного лётчика корнета Гильшера, как пример безграничной преданности Родине и безупречного, святого выполнения своего долга”.
* * *

На его счету 5 достоверных побед и 6 – с вероятно сбитыми.
СПИСОК ПОБЕД

дата противник эскадрилья и самолет аса примечания
1 10.05.16 2-местный самолет 7 иао С-16 (2-местный) пилот
2 13.04.17 2-местный самолет Nieuport в паре
3 15.05.17 2-местный самолет Nieuport 21
4 17.07.17 2-местный самолет Nieuport
5 20.07.17 2-местный самолет Nieuport 17 в паре *
     * Погиб в этом бою. “По горячим следам” победа заявлена не была, но позже она появилась в официальном списке сбитых отрядом самолетов.

Награждён орденами: Св. Анны 4-й степени, Св. Станислава 3-й степени, Св. Владимира 4-й степени, Св. Георгия 4-го класса, Золотое Георгиевское оружие.

Источники:

airwar.ru,    ru.wikipedia.org , airaces.narod.rutopwar.ru

Еще о безногих Русских пилотах:

Повесть о Настоящем Человеке.

Повесть о Настоящем Человеке 2.

 Список предыдущих  постов про русских пилотов и конструкторов:

Инженер Сикорский.

Генерал от авиации

Русские крылья Америки

Русские крылья америки 2

Русские крылья америки 3

Скаут от Иммигранта

Пилот Иван Смирнофф…

 

Comments Off

Comments are closed at this time.