Jan 08 2014

Венская Опера и Скорая помощь.

В 1881 году в венской опере случился катастрофический по последствиям пожар, в котором только погибших было 479 человек.

Здание оперы на Рингштрассе не простояло и восьми лет. Построенное в 1874 году по проекту архитекторов Генриха фон Фёрстера и Эмиля Риттера, здание погибло в грандиозном пожаре 9 декабря 1881 года. Здание было рассчитано на 1700 человек, однако, осталось неизвестно, сколько людей находилось в здании театра на момент возгорания.

Несмотря на обилие хорошо оснащенных клиник, многие пострадавшие с ожогами и травмами больше суток не могли получить медицинской помощи.  Поэтому  в 1887 году было основано Венское добровольное спасательное общество. У истоков его встал профессор Яромир Мунди – хирург, ставший свидетелем пожара.  Именно с этого момента и начинается история медицинской Скорой Помощи

 

В России первая станция Скорой помощи открылась в Варшаве в 1897 году, затем – в Москве, Питере, Одессе, Киеве и Риге.
В Москве две первые кареты Скорой помощи появились при полицейских частях в апреле 1898.Кареты были закуплены на частные пожертвования купчихи А.И.Кузнецовой. Она же финансировала работы Станций на первых порах.
В Санкт-Петербурге первые 5 станций Скорой помощи были открыты 7 марта 1899 года по инициативе доктора-хирурга Н. А. Вельяминова.
Интересно, что Станция Скорой помощи в Одессе, которая начала свою работу 29 апреля 1903 году, была создана также по инициативе энтузиастов на средства графа М.М.Толстого и отличалась высоким уровнем продуманости в организации помощи.

 

 

Интересно, что уже с первых дней работы Московской Скорой сформировался тип бригады, который дожил с небольшими “вариациями” до наших дней – врач, фельдшер и санитар. На каждой Станции было по одной карете. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Право вызова скорой помощи имели только официальные лица – полицейский , дворник, ночной сторож.


С начала XX века город частично субсидирует работу Станций скорой помощи. К середине 1902 года Москва в пределах Камер-Коллежского вала обслуживалась 7 каретами скорой, которые располагались на 7 станциях – при Сущевском, Сретенском, Лефортовском, Таганском, Якиманском и Пресненском полицейских участках и Пречистенском пожарном депо. Радиус обслуживания ограничивался пределами своей полицейской части. Первая карета для перевозки рожениц в Москве появилась при родильном приюте братьев Бахрушиных в 1903 году. И тем не менее имеющихся сил не хватало для обеспечения растущего города.

В Питере каждая из 5 станций скорой помощи была снабжена двумя пароконными экипажами, 4 парами ручных носилок и всем необходимым для подачи первой помощи. При каждой станции дежурило 2 санитара (дежурных врачей не было), задачей которых была транспортировка пострадавших на улицах и площадях города в ближайшую больницу или квартиру. Первым заведующим всеми станциями первой помощи и руководителем всего дела подачи первой помощи в Петербурге при комитете общества Красного Креста был Г. И. Турнер.


Через год после открытия станций (в 1900 г.) возникла Центральная станция, а в 1905 году была открыта 6-я станция первой помощи. К 1909 году организация первой (скорой) помощи в Петербурге представлялась в следующем виде: Центральная станция, направлявшая и регулировавшая работу всех районных станций, она же принимала все вызовы на оказание скорой помощи.

В Одессе станция скорой помощи, работавшая с 1903 года, была создана также по инициативе энтузиастов на средства графа М.Толстого и отличалась высоким уровнем продуманности в организации помощи.

В 1912 году группа врачей из 50 человек изъявила согласие безвозмездно выезжать по вызову Станции для оказания первой помощи.

Каким был первый русский санитарный автомобиль, сегодня сказать сложно.
Уже в 1907 фабрика П.А.Фрезе – одного из создателей первого русского автомобиля – выставляла санитарную машину собственного производства на шасси Рено (Renault) на Международном автосалоне в Петербуге.

С 1908 года энтузиастами-добровольцами на частные пожертвования учреждено Общество скорой медицинской помощи. Несколько лет Общество безуспешно пыталось переподчинить себе полицейские станции скорой помощи, считая их работу недостаточно эффективной. К 1912 году в Москве Обществом Скорой помощи на собранные частные средства куплен первый санитарный автомобиль, оборудованный по проекту доктора Поморцева, и создана Долгоруковская станция скорой помощи.

 

В 1913 станция скорой помощи на Гороховой, в Петербурге, приобрела три санитарных автомобиля фирмы “Адлер”, вот они :

Автомобильная фирма эта ныне забыта, но тогда немецкое качество не подводило : за год станция выполнила 630 вызовов.
.
А это детище Русско-Балтийского вагонного завода в Риге – санитарная карета на шасси Руссо-Балт :

1913 г.
*
А вот интересное решение для двух носилок, не знаю, удобное ли в работе :

*
Время было неспокойное, и военное ведомство готовилось. На всероссийском испытательном пробеге, организованных русским Генеральным штабом с целью выявления лучших машин для закупок в армию, в 1912 году в участвовали две санитарные машины на американском грузовом шасси Уайт (White H-30) :

Эти машины, в частности, были представлены царю :

Работали на станции врачи – члены Общества и студенты медицинского факультета. Помощь оказывалась в общественных местах и на улицах в радиусе Земляного вала и Кудринской площади. К сожалению, точное название шасси, на котором базировалась машина, неизвестно.
Вполне вероятно, что машину на шасси La Buire создала Московская экипажно-автомобильная фабрика П.П.Ильина – известная качественной продукцией фирма, располагавшаяся в Каретном ряду с 1805 года (после революции — завод “Спартак”, на котором собирались впоследствии первые советские малолитражки НАМИ-1, сегодня – ведомственные гаражи). Эта компания отличалась высокой культурой производства и монтировала кузова собственного производства на импортных шасси — Berliet, La Buire и других.

 

Машина с кузовом фабрики Ильина (по проекту доктора Поморцева) на шасси La Buire 25/35, пригодная как для перевозки больных, так и для хирургической помощи в условиях военно-полевого лазарета, демонстрировалась на Четвертой Международной автомобильной выставке в Петербурге в 1913 году. Машина была награждена там медалью и куплена Военным ведомством. Не исключено, что она стала первой санитарной машиной русской армии.

С началом Первой мировой войны персонал и имущество Станции были переданы военному ведомству и функционировали в его составе.
В дни Февральской революции 1917 года был создан отряд скорой помощи, из которого вновь была организована Скорая помощь и санитарный транспорт.Военное ведомство также испытывало интерес к санитарному транспорту на автомобильном шасси. Другой, не менее интересной разработкой, был автооперационная, купленная для воздухоплавательных частей (схема из книги К.В.Шляхтинского). К сожалению, ее фотография пока не найдена и базовое шасси этой машины не известно.

В годы Первой мировой войны для эвакуации раненых созданы автомобильно-санитарные отряды. Их было сформировано не менее 55.
В состав каждого включались до 20 специализированных санитарных машин, переоборудованных из грузовиков по единым требованиям, пара легковых машин, грузовик, авторемонтная мастерская и автокухня.


В основном санитарные машины были брезентовыми фургонами с четырьмя носилками с амортизирующими подвесами на стойках конструкции инженера Ливчака, а также откидными скамейками по бортам. Русское командование отмечало большее удобство описанной конструкции по сравнению с французскими и английскими санитарными машинами.
Благодаря этим санитарным автомобилям были спасены тысячи раненых солдат.

Общественные организации автомобилистов – Императорское Российское автомобильное общество, Первый русский автомобильный клуб в Москве и другие тоже не стояли в стороне и формировали из добровольцев на собственных машинах санитарные колонны, сыгравшие немаловажную роль при помощи фронту. Санитарные кузова для Петроградского отряда ИРАО делала известная экипажно-кузовная фабрика “Ив. Брейтигам” на фото слева – Ля Бьюир (La Buire) с надписью “Санитарная колонна имени Наследника Цесаревича Императорского Российск. автомоб. общества при поезде Его Императорского Высочества”, за ним – Руссо-Балт С24/30.

 (699x631, 102Kb)
Полугусеничные машины (на фото Руссо-Балт Д24/40), оборудованные по проекту инженера Адольфа Кегресса (кстати, главного механика царского гаража и личного водителя царя Николая II) на Путиловском заводе резино-металлическими гусеницами завода “Треугольник”, предназначались для Северного фронта. Их называли автосанями.Московские автолюбители (из Первого русского автомобильного клуба в Москве и Московского автомобильного общества), и добровольцы из других городов тоже (справа – фото Руссо-Балта Д24/35 Петровского добровольного пожарного общества из Риги) формировали из своих переоборудованных для медицинских нужд автомобилей санитарные колонны, организовывали на собранные средства лазареты для раненых. Благодаря автомобилям спасены десятки, если не сотни тысяч жизней солдат русской армии. Только автомобилисты Первого русского автомобильного клуба в москве с августа по декабрь 1914 года перевезли от вокзалов в госпитали и лазареты 18439 раненых и пострадавших.Среди автомобилей, пределанных под санитарный транспорт, были и представители представительского класса весьма именитых марок: слева Делоне-Бельвиль (Delaunay-Belleville 50CV) с кузовом Ильина (1915), справа – Роллс-Ройс (Rolls-Roys).

 

 (699x620, 91Kb)

 

 

 

Помимо российских санитарных отрядов, на восточном фронте действовали несколько иностранных добровольческих санотрядов. Большую активность проявили американцы. На фотографии слева – машины Форд Т (Ford T) американского санитарного отряда в Париже. Обратите внимание на форму одежды людей, собравшихся на войну- белые рубашки, галстуки, канотье. Справа – машины Пирс-Эрроу (Pierce-Arrow 48-B-53) с надписью “имени Е.И.В. Великой Княжны Татьяны Николаевны Американский отряд. American Ambulance in Russia”. Фотографии дают представление о количестве используемых для медицинского обеспечения военных действий санитарных машин в те годы.

 

 (699x579, 78Kb)

 

Французские и английские добровольческие санитарные колонны также действовали на восточном (русском) фронте, а санитарный отряд Русского добровольческого корпуса действовал во Франции.


На фотографиях: слева – английский Даймлер Ковентри (Daimler Coventry 15HP) с надписью Ambulance Russe на борту, за нам – Рено (Renault), справа – английский санитарный Воксхолл (Vauxhall), который также поставлялся в Россию.Слева – Уник (Unic C9-0) французского красного креста в Одессе, 1917 (шофер во французской военной форме), в группе людей стоит русский солдат. Справа – санитарная машина русской армии Рено (Renault)Санитарные автомобили на войне, как солдаты – гибли и попадали в плен. Слева – разбитый попаданием снаряда Берлие (Berliet GBA), справа – трофейный санитарный Опель (Opel 20/40 W), на капоте которого захватившие его солдаты сразу написали известное русское слово.

 

 

 

Впрочем, во время войны средств транспортировки раненых не хватало, так что для этих целей использовались и легковые машины (слева – Бенц), и даже трамваи (справа – перегрузка раненых у Савеловского вокзала в Москве, 1914 год).Бурные события 1917 года с двумя революциями оставили свой отпечаток и на санитарных машинах.


На фотографии слева – Фиат-15тер с большим санитарным кузовом, используемый в Москве как боевая машина красногвардейцев.
На правом фото – разгрузка санитарного Форд ТТ в порту Архангельска в 1918 году. Очевидно использование этой машины противниками большевиков (или интервенционными корпусами стран Антанты или Белой армией). Вот только цели этого использования могли быть отличными от целей, которым призваны были служить знаки красного креста на бортах..

 

.

 

На базе автотранспорта Красного Креста в 1917 году была сформирована Петроградская станция Скорой помощи с использованием (по некоторым сведениям) автомобилей “Адлер”. Вполне возможно, что это были сохранившиеся довоенные машины Адлер или просто путаница, связанная с отдаленностью от нас того времени. Во всяком случае, на фотографиях 1924 года из Петрограда узнается все тот же Фиат-15тер.

 

Автомобильным санитарным транспортом в первые послереволюционные годы обеспечивалась не только станция скорой помощи, но и больницы, а также Ленинградская пожарная команда. Цель очевидна – ускорить оказание медицинской помощи пострадавшим при пожаре. К сожалению, пока не установлена марка автомобиля на фотографии 1920-х годов.18 июля 1919 года коллегия врачебно-санитарного отдела Московского совета рабочих депутатов под председательством Н.А.Семашко рассмотрела предложение бывшего врачебного губернского инспектора, а ныне врача почтамта Владимира Петровича Поморцова (кстати, автора первого русского санитарного автомобиля – городской кареты скорой помощи образца 1912 г.), приняла решение об организации Станции скорой медицинской помощи в Москве. Доктор Поморцов и стал первым заведующим станцией.


Под помещения для станции были выделены три комнаты (два телефона) в левом крыле Шереметьевской больницы (ныне НИИ Скорой помощи им.Склифосовского). В кустарных условиях под карету скорой помощи по довоенным чертежам был переделан трофейный автомобиль. К сожалению, пока я не нашел сведений о его марке. Скорее всего, именно эта машина изображена на фото. Обращу внимание на то, как сделана надпись “ПОМОЩ” на борту.
Первый выезд состоялся 15 октября 1919 года. В те годы гараж располагался на Миусской площади, и при поступлении вызова машина сперва забирала врача с Сухаревской площади, а потом двигалась к больному. После был оборудован гараж-сарай на территории больницы. Машина была крайне изношена и регулярно стояла в ремонте.
Скорая помощь обслуживала тогда только несчастные случаи на фабриках и заводах, улицах и в общественных местах. Оснащена бригада была двумя ящиками: терапевтическим (с ~30 стеклянными баночками с лекарствами) и хирургическим (с хирургическим набором и перевязочными материалами).

 

 (700x611, 88Kb)

 

В 1920 году В.П.Поморцев был вынужден оставить работу на скорой из-за болезни. Станция скорой помощи стала работать на правах отделения больницы. Но имевшихся мощностей (фактически – одной круглосуточной бригады на донельзя раздолбанной машине) было явно недостаточно для обслуживания города.
С 1 января 1923 года Станцию возглавил Александр Сергеевич Пучков, до этого проявивший себя как незаурядный организатор на посту руководителя Горэвакопункта (Центропункта), занимавшегося борьбой с грандиозной эпидемией сыпного тифа в Москве. Центропункт координировал развертывание коечного фонда, организовывал перевозку больных сыпным тифом в перепрофилированные больницы и бараки.
Первым делом Станция была объединена с Центропунктом в Московскую станцию скорой медицинской помощи. С Центропункта была передана вторая автомашина (к сожалению, ее марка тоже не установлена. Есть предположение, что на этом фото изображен Рено). Организация работы была начата “с азов”, по выражению А.С.Пучкова, он “оказался генералом без армии”.
Для целесообразного использования бригад и транспорта, выделения действительно угрожающих жизни состояний из потока обращений на Станцию, была введена должность старшего дежурного врача, на которую назначались профессионалы, умевшие быстро ориентироваться в обстановке. Должность сохраняется до сих пор.

Двух бригад, конечно, было явно недостаточно для обслуживания Москвы (в 1922 г. обслужено 2129 вызовов, в 1923 – 3659), но третью бригаду смогли организовать лишь в 1926 г., четвертую – в 1927. В 1929 году при четырех бригадах обслужено 14762 вызова. Пятая бригада стала работать в 1930. “Персональный” состав парка машин Московской скорой помощи в те годы пока, к сожалению, не известен.

Ориентация на создание отечественной автомобильной промышленности привела к созданию санитарной машины на базе АМО Ф15, выпускавшейся московским заводом. Первый образец кареты скорой помощи изготовлен в 1925 г. В 1926 г. изготовлено 10 санитарных машин. Сколько всего изготовлено до 1931 г. санитарных АМО – вопрос.
Машина тряская (грузовик отличался очень жесткими рессорами), с очень неудобным водительским сидением, устаревшей к тому времени конструкции, не слишком надежная из-за низкого качества (полукустарного) комплектующих и неумелой сборки и очень дорогостоящая — явно не самая удобная для службы в скорой. (другие фото)

 (700x622, 95Kb)

 

Вероятно, АМО Ф15 не вполне “вписался” в требования Московской станции скорой помощи, но иного серийного отечественного шасси в те годы не существовало. И для нужд скорой помощи были закуплены Мерседесы 15/70/100 PS (1924/25 гг.), позднее получившие наименование Typ 400.
А санитарные АМО, вероятнее всего, использовались в других городах.

Закупленные Меседесы служили в Московской скорой вплоть до конца 30-х годов (фотография датирована 1937 г.) Думается, что работа в открытой кабине особенно “радовала” водителя в зимнее время. К сожалению, сведений о числе санитарных Мерседесов, работали ли эти машины только в Москве или других городах тоже, а также том, как они проявили себя в эксплуатации у меня пока нет. Дожить до наших дней, похоже, шансов у них тоже не было.

 (699x533, 75Kb)

 

Как уже было сказано, в первые годы существования скорая помощь в Москве обслуживала лишь несчастные случаи. Заболевших дома (независимо от тяжести) не обслуживали. Пункт неотложной помощи для внезапно заболевших на дому был организован при Московской скорой в 1926 г. Врачи выезжали к больным на мотоциклах с колясками, затем на легковых автомобилях. Впоследствии неотложная помощь была выделена в отдельную службу и передана под начало районных отделов здравоохранения.

С 1927 г. на Московской скорой работает первая специализированная бригада — психиатрическая, выезжавшая к “буйным” больным. Впоследствии (1936) эта служба передана в специализированный психприемник под руководство городского психиатра.

Очевидно, что невозможно было покрыть потребности в санитарном транспорте такой громадной страны как СССР за счет импорта. С развитием отечественного автомобилестроения базовыми машинами для установки специализированных кузовов стали машины Горьковского автозавода. На фото — санитарная машина ГАЗ-А на заводских испытаниях. Выпускалась ли эта машина серийно – неизвестно.

 

Вторым шасси, пригодным для переоборудования под нужды скорой помощи в 30-х годах стала “полуторка” ГАЗ-АА. Под специализированные кузова машины переделывались во множестве безвестных мастерских. На фото – санитарная машина из Тулы.

 

ГАЗ-АА АСМП, 30-е годы

 

В Ленинграде, похоже, ГАЗ-АА в 30-е годы ХХ века был основным автомобилем скорой (слева). В 1934 году был принят стандартный кузов Ленинградской скорой помощи. К 1941 году Ленинградская станция скорой медицинской помощи насчитывала в своем составе 9 подстанций в различных районах и располагала парком в 200 автомашин. Район обслуживания каждой подстанции составлял в среднем 3,3 км. Оперативное управление осуществлялось персоналом центральной подстанции.

 

 

В Московской скорой ГАЗ-АА тоже использовался. Причем как минимум несколько разновидностей машины. Слева – фото, датированное 1930 г. Возможно, это Форд-АА).
В Москве переделка Форд-АА под машину скорой помощи производилась по проекту И.Ф.Германа. Передние и задние рессоры заменялись на более мягкие, на обе оси устанавливались гидравлические амотизаторы, задний мост комплектовлся одинарными колесами, за счет чего машина имела узкую заднюю колею. Машина не имела собственного названия или обозначения.

 

 

ГАЗ-55 "Скорая Помощь"

Санитарный автомобиль ГАЗ-55

АСМП модели ГАЗ-55

ГАЗ-55

Прошло несколько лет, и “Скорую Помощь” ГАЗ-АА “призвали” на фронты Великой Отечественной войны.  К тому времени у нее появился “однокашник”, ГАЗ-55, санитарный автомобиль, созданный на базе грузовика ГАЗ-ММ. В его салоне размещалось 4 лежачих и 2 сидячих больных или же 2 лежачих и 5-10 сидячих. Примечательно: в рекомендациях к использованию машины было указано, что для более мягкого хода на дно кузова следует насыпать песок толстым слоем и сверху устилать его соломой. На машину был установлен калорифер, работавший от выхлопных газов, и система вентиляции.

Великая Отечественная война.

 (699x592, 91Kb)

 

 (699x539, 73Kb)

 

 

В первые послевоенные годы (с 1947 года) базовой машиной Скорой помощи стали ЗИС-110А (санитарная модификация знаменитого лимузина ЗИС-110), созданная на заводе в тесном сотрудничестве с руководителями Московской станции скорой помощи А.С.Пучковым и А.М.Нечаевым с использованием накопленного в довоенные годы опыта. Видно, что задняя дверь открывалась вместе с задним стеклом, что значительно удобнее, чем было на ЗИС-101. Справа от носилок виден ящик — видимо, там было предусмотрено его “штатное место”.
Машина оснащалась восьмицилиндровым рядным двигателем шестилитрового объема, мощностью 140 л.с., благодаря которому была быстроходной, но очень прожорливой — расход топлива 27,5 л/100 км.
До наших дней сохранилось не менее двух таких автомобилей.

 

 (699x568, 84Kb)

 

В 50-х годах на помощь ЗИСам пришли машины ГАЗ-12Б ЗИМ. Переднее сидение отделялось стеклянной перегородкой, в задней части салона располагались выдвижные носилки и два раскладывающихся сидения.

ГАЗ 12-Б ЗИМ

АСМП ГАЗ 12-Б ЗИМ

ГАЗ 12-Б ЗИМ, салон

Салон медицинского автомобиля ГАЗ 12-Б ЗИМ
Шестицилиндровый двигатель ГАЗ-51 в форсированном варианте достигал мощности 95 л.с., был несколько “скоромнее” по динамическим качествам, чем ЗИС-110, зато и бензина (А-70, считавшегося в те годы высокооктановым) потреблял заметно меньше —18,5 л/100 км.
Так что на представительских автомобилях в СССР мог раскатывать, в принципе, любой, а не только партийные боссы:-)
ЗИМы, как, впрочем, и ЗИС-110 могли переделываться в кустарных условиях из пассажирской в скорую (при передаче машин от партийных и советских органов в здравоохранение, что наблюдалось, например, в Якутске), так и наоборот — из скорой в пассажирскую -после того, как отходившая свое машина списывалась и продавалась по остаточной стоимости населению. Поэтому, собственно, этих машин в первоначальной “скоропомощной” судьбой и не видать на выставках старинных машин. А жаль…

 

 (700x548, 70Kb)

Куда более скромный автомобиль — Москвич 400-420М — медицинская модификация Москвича-400 (фактически копия Опель Кадет К38) — стал помогать службе неотложной помощи и в прочих медицинских нуждах. В 1948 году Мосгорздравотдел закупил около 200 Москвичей, которые стояли практически у каждой городской поликлиники.

Безусловно, использование Москвича-400 в качестве машины скорой помощи было немыслимо, но в других медицинских целях — почему нет? Главное — машина была самой экономичной в те годы среди советских машин: 23-сильный двигатель потреблял всего 9 литров бензина А-66.

Cуществовала и медицинская модификация знаменитой “Победы” ГАЗ-М20 (фото слева прислал недавно Николай Марков из Тулы). В машине несколько наискось располагались складные носилки. Левая половинка спинки заднего сидения могла откидываться, освобождая место для носилок. Похожая конструкция применяется до сегодняшнего дня.

 


Нет сведений о наличии у этой машины собственного буквенного индекса, обозначавшего ее принадлежность, также как и информации о производстве данной модификации на Горьковском автозаводе. Возможно, эта машина переделывалась из серийной на авторемонтных заводах и в гаражах скорой помощи по чертежам ГАЗа. Кроме того, обычные (пассажирские) Победы часто использовались для работы в качестве машин неотложной помощи и других нужд больниц и поликлиник.Произведенная по лицензии в Польше “Варшава” тоже имела санитарную модификацию (справа).

После войны ГАЗ-55 заменили ПАЗ-653 (на базе легендарного ГАЗ-51 с кузовом, созданным на Павловском автобусном заводе).
В кузове машины было расположено четверо носилок или 13 мест для сидения (не считая водителя и санитара).
Существовал и более ранний (вероятно до 1956 года выпуска) вариант санитарного ПАЗ-653 (справа), несколько отличавшийся внешне, в том числе дерево-металлической кабиной.

Эти автомобили я помню: в детстве на таком грязно-бежевом фургончике с надписью “Спецмедпомощь” менты собирали пьяных у станции метро “Речной вокзал” и, надо думать, здорово “помогали”.

Одна из машин до недавнего времени была еще жива (на фото – ПАЗ-653, Екатеринбург)

Такие же кузова ставились на полноприводное шасси ГАЗ -63 и использовались в Советской армии под названием АС-1 (слева).
Справа представлен более поздний вариант военного санитарного автомобиля – АС-3, который мог монтироваться как на шасси ГАЗ-51, так и ГАЗ-63. Рама удлиннялась, в задней подвеске убирались подрессорники и вводились четыре гидравлических амортизатора (по два с каждой стороны) Металлический кузов-фургон оснащался носилками в 3 яруса (верхние носилки крепились к складным опорам на потолке) и был рассчитан на 7 лежачих и 2 сидячих мест или 14 сидячих (+ в кабине места водителя и санитара). Кузов оснащался приточно-вытяжной вынтиляцией, отоплением за счет системы охлаждения двигателя и переговорным устройством между будкой и кабиной, а также вещевыми ящиками.

Основным автомобилем Скорой помощи городов (т.н. линейным) в 1960-х были специализированные машины РАФ-977И (выпускались Рижским автомобильный заводом на агрегатах “Волги” ГАЗ-21).
Судя по всему, именно на эти машины впервые стали ставить проблесковые маячки оранжевого (или красного?) цвета.


С 1957 года в Москве организована двусторонняя радиосвязь между бригадами и оперативным отделом станции.Более поздняя модификация, внешне отличавшаяся широкими боковыми окнами и широкой боковой дверью, — РАФ-977ИМ. Эти машины долгие годы обслуживали наши города.


Кстати, автомобиль-фургон – прямой потомок семейства РАФ 977 – практически до конца 20 века производился на Ереванском автозаводе и назывался ЕрАЗ-762 (1966-1994 гг).

В начале 60-х годов на московской скорой были организованы специализированные бригады (а с 1962 г. — специальная подстанция). Кардиологическая бригада, созданная для помощи при инфактах миокарда, доставляла больных сразу в специализированные отделения ведущих московских клиник, минуя премное отделения. Первым автомобилем был автобус ГЗА-651, выпускавшийся Горьковским заводом автобусов на базе все того же ГАЗ-51, переоборудованный под скоропомощные нужды (фактически – первый реанимобиль). Интересная деталь: больного везли по городу бережно – на полуспущенных колесах, не быстрее 40 км/ч.


Такие автобусы работали не только в Москве, но и Питере.


По некоторым данным, существовал и другой медицинский автобус на базе ГЗА-651 – Передвижная клинико-диагностическая лаборатория – ПКДЛ.

 

 

В конце 50-х – начале 60-х из Чехии большими партиями поставлялись санитарные машины Шкода-1201.
Как показывают объявления о продаже ретро-техники, некоторые из этих машин живы до сих пор.

ГАЗ-21 "Скорая Помощь"

В большом количестве выпускались санитарные “Волги”-универсалы ГАЗ-22Б и ГАЗ-22Д (индекс изменился после модернизации базовой машины) – на фото справа. Кстати, выпускались и экспортные модификации ГАЗ-22БМ и ГАЗ-22Е.

 

 

 

.

 

Военные, как известно, не могут спокойно пройти мимо техники, дабы не придумать, как приспособить ее к использованию в случае, “если коварный враг внезапно нападет”.
В инструкциях по использованию джипа ГАЗ-69 встречаются рисунки, регламентирующие переоборудование машины под санитарные цели — в джипе можно было разместить одни носилки.

Во второй половине 1970-х появились новые “РАФики” — машины РАФ-22031, собиравшиеся на новом производстве в Елгаве на основе “Волги” нового поколения — ГАЗ-24. После модернизации и некоторого изменения внешнего оформления машине был присвоен индекс РАФ-2915. Те, кто давно работает на скорой, до сих с теплотой вспоминают эти микроавтобусы за мягкую подвеску и возможность маневра в тесных дворах. Машина давно снята с производства, Рижский автозавод давно закрыт, а эта машина все еще работает в небольших городах и некоторых ведомственных медучреждениях..

 

 

На базе РАФиков финская фирма ТАМРО предлагала специализированные машины — реанимационную, кардиологическую и т.п. Машины отличались высокой крышей и высоким качеством сборки медицинского салона. Окраска машин проводилась по финским правилам — в ярко-желтые цвета, которые более заметны в потоке и, следовательно, безопасны. Именно с этих машин началась “мода” окрашивать скорые в ярко-лимонные цвета (что нашло свое отражение в ГОСТах)Завод РАФ по образу и подобию РАФ-ТАМРО позднее сам стал выпускать реанимобили с высокой крышей по 200 штук в год.

Эти машины носили индекс РАФ-2914. Внешне машины отличались “мигалками-кубиками”, расположенными по краям надстройки крыши. Они обходились бюджету существенно дешевле финских, но и качество их было похуже.

 

 

 

В “перестроечное” время завод РАФ строил всякого рода прожекты (на фото РАФ “Stils”), но Советский Союз развалился, Латвия стала “самостийной” и завод умер…

 

 

 


А какие машины могли бы быть…Обратите внимание, что водительская дверь открывается как у горбатого Запорожца – навстречу движению:)

 

 

В сельской местности и небольших городах с 60-х годов прошлого века и до сих пор основу парка скоряг составляют УАЗики: УАЗ-450А (слева) и модернизированная (c 1966 г.) машина УАЗ-452А (справа), которую позднее стали именовать УАЗ-3962.

 

Первая оснащалась видоизмененным нижнеклапанным двигателем ГАЗ-69 и трехступенчатой коробкой.

Вторая — верхнеклапанный мотор, четырехступенчатую коробку передач и ряд других отличий.

Машина активно используется в армии и имеет имя собственное – “таблетка”. Эти модели давно устарели, не соответствуют современным требованиям по безопасности, и в ближайшее время их выпуск будет прекращен. Говорят, что санитарный УАЗ-450А отгкрывает заводскую экспозицию УАЗа.

 

Кроме того, финская фирма ТАМРО строила реанимобили и на шасси УАЗов (справа). К сожалению, данных о том, сколько было выпущено таких машин и в каких регионах они работали, у меня нет.

 

Кроме того, на базе УАЗов строились и другие машины скорой помощи, например, САРЗ-2925 на Самарском авторемонтном заводе.

Перспективной машиной на замену УАЗикам-”буханкам” на Ульяновском автозаводе планировали полукапотный УАЗ-27722 “Симба”. Однако экономические реалии, видимо, поставили крест на производстве этой машины, так что ее мы не увидим на дорогах никогда. Какая машина заменит старые УАЗы, пока неясно. Любопытно, что название “Симба” присвоено и одной маленькой машинке концерна FIAT.

АСМП ГАЗ-24 "Волга"

АСМП ГАЗ-24 “Волга”

“Волга” ГАЗ-24-03 (слева), как и ее “наследница” — ГАЗ-310231 (справа) тоже служили в качестве медицинского автомобиля. Разница между моделями определяется отличиями базовых моделей, поскольку “медицинская часть” практически одинакова. Машина в основном используется как санитарная и на станциях неотложной помощи. Многие из этих машин никогда не “видели” больных на носилках, потому что использовались как подсобный транспорт, который всегда “под рукой”. Забавно, что эти «Волги», имеющие 2 места в кабине и 3 места в салоне (1-на носилках и два для сидения), согласно европейскому стандарту EN1789, по размерам салона вообще не могут применяться как медицинские.

"Волга" ГАЗ-24 переоборудованная в "Скорую Помощь" с вагоном TAMPO

ГАЗ-24 “Волга” с финским фургоном TAMPO

Медицинский фургон TAMPO изнутри

Медицинский фургон  TAMPO изнутри

На шасси “Волги” ГАЗ-24-03 финской компанией TAMPO строились специализированные машины скорой помощи с оригинальным салоном. Такие машины эксплуатировались, в частности, в Ленинграде. Какого-либо специального индекса, насколько мне известно, они не имели.

 

АСМП ГАЗ-3102 "Волга"

Автомобиль “Скорой Помощи” ГАЗ-3102 “Волга”

 

Во времена “застоя” представительский автомобиль ЗИЛ-41047 (возможно, до нее была еще модель ЗИЛ-41042) был переоборудован под “Скорую помощь”, но пользовался им уже не народ, а “лично дорогой Генеральный секретарь товарищ” и его соратники по ЦК партии. Этих машин было несколько, обслуживались они в Гараже особого назначения (ГОНе), и часть из них жива до сих пор.Другой представительский автомобиль – автобус ЗИЛ-118М “Юность” стал базой для создания “народного” реанимобиля во второй половине 60-х. Интересной была крыша, которая могла подниматься вверх. При этом крыша соединялась с основанием мягким герметичным “рукавом”. Подобная конструкция подъемной крыши применялась на старых микроавтобусах Volkswagen, приспособленных для ночлега туристов.В 1970-х реанимационным оборудованием оснащался более современный представительский автобус ЗИЛ-119 “Юность” (носившая также индекс ЗИЛ -118К). Как видно, интерьер заметно “продвинулся”, приблизившись к современному. Вопросы без ответа: где была оборудована машина (на ЗИЛе? в Финляндии?) и сколько их было? Может, уцелели еще где-нибудь на задворках?

 

 (686x699, 94Kb)

 

В 1970-90-е годы для специализированных бригад Скорой помощи закупались Мерседесы разных моделей (слева – семейство T2 alt, модель L 508D или L 406D; справа – семейство T1, модель 310D). Преимущества перед РАФиками очевидны – большой объем кузова, фирменное оборудование кузова и мерседесовская надежность.

Мерседес-Бенц токсикология реанимобиль, Москва 1990-е (Mercedes-Benz ambulance, Moscow)

В середине 1990-х отделение Латвии и гибель завода РАФ привели к прекращению поставок скоропомощных РАФиков. Износ парка (нормативный срок службы машины —- 5-7 лет) во весь рост поставил вопрос о необходимости закупки новых машин. Подходящего российского шасси не было. Москва, стремясь как-то выправить буквально катастрофическое положение с гибнущим парком Скорой помощи, закупила Мерседесы семейства T1, модель 210. Впрочем, извечное стремление дешево купить хорошую вещь привело к тому, что для линейной службы закупили самые дешевые фургоны, наспех переоборудованные под нужды скорой. Жесткая подвеска грузовичка отражается не только на больном, но и на персонале. В первые годы эксплуатации эти белые фургоны из спецокраски имели лишь цифры 03 на бортах, да крестики на задних стеклах. Эти Мерседесы (“табуретки” – так их именуют на Скорой) служат до сих пор, хотя их все меньше и меньше на улицах Москвы.

 

 (700x699, 222Kb)

Попытки создать “полуторку” привели к появлению грузовичка на Брянском автомобильном заводе (БАЗ). Соответственно появилась и скоропомощная модификация БАЗ-3778. Однако серийное производство наладить на заводе толком не смогли. Выпущенные машины отличались крайне низким качеством изготовления. В итоге завод уступил рыночную “пальму первенства” производства в классе малых грузовичков и фургонов Горьковскому автозаводу.

Многочисленные попытки Московского завода АЗЛК (ныне — ОАО “Москвич”) войти в рынок привели к появлению на свет в 1997 г. санитарного фургончика АЗЛК-2901. Машина изначально разрабатывалась в кооперации с Киевским авиационным заводом.
На основе данного прототипа, по заданию Минздрава РФ в 2001 г. совместными усилиями компаний НПО “Экран”, “Самотлор-НН”, “КАФ” разработан и построен АСМП Москвич-2901-М, использующий базовый пикап Москвич-233500 с медицинским кузовом, выполненным по «Sandwich»-технологии (нижнее фото).
Агония завода “Москвич” поставила крест на этой машине.


Редкая даже в свои “лучшие годы” машина где-то сохранилась до недавнего времени. На фотографиях – машина, встреченная мной весной 2003 года в Филях. Годы не красят… Еще одна машина хранилась в музее завода “Москвич” и две в 2007 г. были отправлены со стоянки московского НПО “Экран” в г.Обнинск Калужской области .

АСМП ГАЗ-3221 "Газель"

Автомобиль “Скорой Помощи” класса “B” “Газель”

В последнее время основным автомобилем Скорой помощи стала ГАЗель (ГАЗ-32214) — прямая наследница той самой знаменитой “полуторки” ГАЗ-АА. Универсальное шасси используется и как линейная машина, и как специализированная. Реанимобиль — обычно машина с высокой крышей. Несмотря на известные недостатки базового шасси, альтернативы этой машине в ближайшие годы для нашей небогатой медицины не предвидится: как известно, цена определяет выбор.

"Скорая Помощь" "Газель-Next"

“Газель-Next” – АСМП класса “B”

Реанимобиль "Газель-Next"

Реанимобиль “Next”

Салон реанимобиля "Газель-Next"

Внутреннее устройство реанимобиля “Next”

Источники:

 

(с) ambulances.ruhonestlilwikella.ru.gazavtomir.ru

 

Comments Off

Comments are closed at this time.