Oct 06 2013

Михаил Девятаев.

Published by at 00:00 under Истории

 

http://img15.nnm.me/a/e/d/3/c/ad3f57ed9d6739f61acb8dbdba0.jpg

В крупном мордовском селе Торбеево до войны большие семьи чем-то редкостным не являлись, и рождение 8 июля 1917 года тринадцатого ребенка в семье Девятаевых мало кого удивило. Никто не знал тогда, что именно Михаил прославит это село, а в доме семьи Девятаевых будет создан его музей, действующий до сих пор.

Михаил Девятаев: дерзкий побег из Заксенхаузена на бомбардировщике «Хенкель -111»

 

В 1933 году мальчик окончил семилетку. Вскоре он поступил в речной техникум города Казань, одновременно Михаил занимался в аэроклубе. Учебу он окончил в 1938 году, и некоторое время работал помощником капитана баркаса на Волге. Однако, почти всех мальчишек тех времен манило небо. Поэтому призыв в ряды РККА и направление в Чкаловскую школу военных летчиков он воспринял с радостью.

 

С первых дней войны М.П. Девятаев находился в действующей армии. Свой первый фашистский бомбардировщик он сбил 24 июня 1941 года в районе города Минск, за что был награжден орденом Боевого Красного Знамени. В сентябре того же года Девятаев во время воздушного боя был ранен осколком в ногу.

 

Необходимую для операции кровь сдал, в частности командир его авиационного полка В.И Бобров. Судьба свела на жизненном пути Девятаева со многими выдающимися личностями своего времени, и Владимир Бобров — один из них. Прославленный летчик-ас, командир полка, сбивший лично 24 самолета и 18 в составе группы, воспитавший 31 Героя Советского Союза, сам он получил это звание только в 1991 году посмертно. Причиной были неприязненные отношения с высшим руководством ВВС. Именно Бобров в 1944 году помог Девятаеву, списанному по ранению в «тихоходную» авиацию, вновь сесть за штурвал истребителя. Он познакомил его с А.И. Покрышкиным. Вдвоем им удалось добиться перевода Девятаева в полк Боброва в составе дивизии Покрышкина.

 

Михаил Девятаев: дерзкий побег из Заксенхаузена на бомбардировщике «Хенкель -111»

 

Сбив 13 июля 1944 года свой девятый вражеский самолет, Девятаев был сбит сам. Контуженный ударом о стабилизатор своего самолета в момент прыжка с парашютом, летчик был в бессознательном состоянии взят в плен в районе города Львов. Дальше было восемь страшных месяцев в плену.

 

http://img15.nnm.me/9/5/5/6/b/50e6ee9a5160c5811ffb9b80d30.jpg

Направленный в Лодзинский концлагерь пилот, немедленно вступил в подпольную группу и уже 13 август совершил попытку побега через подкоп с группой других военнопленных летчиков. Однако беглецов задержали и приговорили к смерти. От немедленной казни Девятаева спасло то, что у немцев уже крайне не хватала рабочих рук. Смертников отправили в Заксенхаузен, где они должны были умереть на каторжных работах. Сочувствующий коммунистам лагерный парикмахер помог подменить нашивку смертника на нашивку штрафника убитого в лагере украинского учителя Степана Никитенко. Именно под этим именем Михаил Девятаев был отправлен в свой следующий лагерь.

Лагерь на немецком острове Узедом был необычным. Он поставлял рабов для обслуживания испытательного полигона фашистского ракетного центра Пенемюнде. Именно здесь проходили испытания немецких ракет Фау один и два. В остальном это была такая же нацистская машина смерти, как и остальные концлагеря.

 

Михаил Девятаев: дерзкий побег из Заксенхаузена на бомбардировщике «Хенкель -111»

 

Мысль о побеге на самолете возникла у Девятаева практически сразу – на острове был аэродром. На краю летного поля находилась свалка разбитых самолетов, именно по этим обломкам Девятаев и изучал оборудование кабин незнакомых ему прежде машин. Группа, в которую вошел Девятаев, под руководством Ивана Кривоногова планировала побег из концлагеря на лодке через пролив, однако Михаил Петрович убедил их изменить планы. Всего в состав группы вошли десять человек: три офицера – Девятаев, Кривоногов и Емец; шесть солдат и сержантов – Соколов, Немченко, Адамов, Олейник, Кутергин, Сердюков. Десятый участник группы, Николай Урбанович попал в плен еще ребенком.

Помимо военнопленных, в лагере содержалась большая группа уголовников, стремящаяся, как во всех заведениях подобного типа, устанавливать свои блатные порядки. Конфликт с уголовниками форсировал подготовку побега – Девятаев единственный был летчиком, а бандиты отвели ему лишь десять дней жизни.

Восьмого февраля 1945 года, во время обеденного перерыва, Кривоногов ударом заточки в голову убил конвоира. Шинель последнего настолько была залита кровью, что использоваться для побега не могла, и вместо задуманного маскарада с сопровождением заключенных охранником побег пришлось совершать наудачу в лагерной одежде.

 

Михаил Девятаев: дерзкий побег из Заксенхаузена на бомбардировщике «Хенкель -111»

 

Беглецы проникли в бомбардировщик «Хенкель -111», но на самолете отсутствовал аккумулятор. Это устройство удалось найти, доставить и установить на самолет. С первой попытки незнакомая машина взлетать не пожелала, и вторая попытка предпринималась уже на глазах сбежавшихся, но, слава Богу, еще ничего не понявших фашистов. Лишь когда несколько членов группы навалились на штурвал, в самолете, что-то хрустнуло, и он оторвался от земли.

Вслед угнанному самолету был немедленно выслан на истребителе немецкий ас Гюнтер Хоббом, но он потерял беглецов. Другой немецкий ас, Вальтер Даль встретил самолет Девятаева, но сбить его не смог – он возвращался с задания и не имел боеприпасов. Сбить украшенный немецкими крестами самолет сумели только советские зенитчики при пересечении линии фронта. После жесткой посадки «на брюхо» группа Девятаева оказалась в расположении шестьдесят первой советской армии.

 

File:Escape From Hell monument (Saransk).jpg

После задержания трое офицеров были оставлены «до выяснения», остальных же, в том числе и Урбановича, отправили в действующую армию. С войны вернулся только один из них — Адамов. Сам Девятаев подвергался множеству допросов в «СМЕРШ», впоследствии он называл эти допросы «унизительными», но обид на свою страну никогда не высказывал. Захваченный Девятаевым самолет был напичкан научной аппаратурой использовавшейся при проведении испытаний «Фау», что серьезно задержало фашистскую научную программу. Михаил Петрович даже удостоился звания «личного врага» Гитлера. Сведения, переданные советскому командованию об острове Узедом, помогли организовать авиационные налеты советской бомбардировочной авиации и еще больше замедлили ход немецких разработок.

http://img15.nnm.me/f/a/8/7/2/4d63dd9379a210968eb8dd99390.jpg

 

В сентябре 1945 года Девятаев показывал С.П. Королеву расположение немецких объектов на острове Узедом. Это был его существенный вклад в советскую ракетную и космическую программы.

 

Михаил Девятаев: дерзкий побег из Заксенхаузена на бомбардировщике «Хенкель -111»

 

Приехал я в Казань живой и здоровый, а на работу устроиться не могу — как узнают, что был в плену, сразу от ворот поворот. В феврале 1946 года поехал в Мордовию. В Саранске отказали в двух местах. Обратился на механический завод, там мой друг, земляк, солагерник Василий Грачёв работал в автопарке механиком или инженером. Мы с ним вместе 7 классов в Торбееве закончили. Такой толковый парень был. Он попросил за меня, но мне отказали, а его самого, боевого офицера — лётчика, за то, что был в плену, за измену Родине, выгнали с завода и посадили на 10 лет. Он сидел в тюрьме в Ирбите. Там он и сейчас живёт. Стал начальником цеха, потом в профсоюзах работал.

Поехал в Торбеево. Там сразу обратился к своему другу детства Гордееву Александру Ивановичу, третьему секретарю райкома партии. Он очень хорошо принял, позвал к себе в гости вечером. Я рассказал, как в плену был. Он: “Миша, тебе работа будет”. Утром, как договорились, прихожу. “Нет здесь для тебя работы. Здесь Волги нет, давай езжай к себе на Волгу”.

…Потом всё же взяли меня в речной порт, дежурным по вокзалу. Всякое было, пленом этим мне то и дело тыкали. А с 1949 года я уже ходил капитаном на катере. Прошёл обучение на механика, сдал на отлично, а замещение должности не получил. Нас было 13 человек, все получали лишние 100 рублей за замещение должности механика и только мне не дали. Директор затона Павел Григорьевич Солдатов говорит: “Мы тебя по ошибке туда послали. Ты, — говорит, — был в плену, скажи спасибо, что мы тебя держим”.

После XX-го съезда КПСС, когда Хрущев развенчал Сталина, вопрос с бывшими пленными был поставлен так — изменников надо карать, а тех, кто не сам сдался, кто не сотрудничал с немцами, их нужно реабилитировать, а заслуги отметить. Журналистам дали задание — искать среди бывших пленных примечательных людей. Завотделом газеты “Советская Татария” Ян Борисович Винецкий тоже ходил по военкоматам. В нашем Свердловском райвоенкомате ему сказали, что, дескать, есть у нас артиллерист, улетел из плена на немецком самолёте, привёз 9 человек. А Ян Борисович сам был лётчиком, воевал в Испании. Он решил узнать всё подробнее…

Ян Борисович Винецкий написал обо мне большую статью. В “Литературке” обещали под Новый год статью обо мне опубликовать.

Однако, затем её перенесли ко Дню Красной Армии, на 23 февраля. Потом ко мне приехал полковник из журнала ДОСААФ “Патриот”. Оказывается, ещё не верили… 23 марта утром я поехал на железнодорожный вокзал. Там киоскеру даю 10 рублей, беру “Литературоку” и вижу долгожданную статью. Радость какая была.

Полет к солнцу

Начальство сразу зауважало меня. Директор затона вызывает к себе, выражает почтение, говорит, что меня ждёт к телефону министр речного флота СССР Шашков Зосим Алексеевич. А я в то время преподавал на курсах в Аракчино. Там готовили младших специалистов — рулевых, мотористов и так далее. В этот день у меня был последний урок. И пошло, и поехало. Меня перехватил подполковник Георгий Евстигнеев из редакции “Советской авиации”. Мы с ним на транспортном самолёте Ил-14 улетели в Москву, в Министерство Речного Флота.

А в самолёте везли вино. Лётчики, как узнали, кого везут, сразу водку, коньяк стали таскать. В общем, когда приземлились в Москве, мы с Жорой не знаем, что делать, как в таком виде к министру идти. Выходим, спрашивают, где Девятаев. Говорю, он там, в кабине. Ловим такси и к Жоре домой. Утром я проснулся, давай голову мыть холодной водой, думаю, как же я пойду к министру с такой мордой.

 

Министр всех собрал, рассказал им обо мне, как меня с работы выгоняли за плен и говорит: “Пусть Михаил Петрович в кабинет к любому из вас дверь ногой открывает”. Где только я не был тогда в гостях. Мне деньги дали. Купил подарков, приехал домой в Казань…

Полет к солнцу

 

http://img15.nnm.me/1/b/8/5/e/46ed2084b7a470a96ffc5ae3327.jpg

Присвоенное в 1957 году Указом Президиума Верховного Совета СССР звание Героя Советского Союза: « …за мужество, отвагу и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны», в кругах, близких к ракетостроению, связывают в основном именно с этими заслугами и личным вмешательством Королева.

Михаил Девятаев: дерзкий побег из Заксенхаузена на бомбардировщике «Хенкель -111»

Дальнейшая жизнь Михаила Петровича Девятаева была связана с речным флотом СССР. Он возглавлял экипажи первых советских судов на подводных крыльях: «Ракета» и «Метеор». Скончался прославленный герой 24 ноября 2002 года в Казани.

(с)Полет к солнцу Вики, repin.info,

 

Comments Off

Comments are closed at this time.