Jul 13 2013

От Бейлиса до Пусси..

Хорошо это или плохо, но одной из характерных черт русской интеллигенции является тотальное непонимание мотивов и стремлений власти. Вот, наблюдая за очередным бессмысленным и беспощадным заскоком правящей верхушки, типичный русский интеллигент только изумленно взмахивает руками и восклицает: «Ну как же они там, наверху, не понимают самых простых вещей?!…»

Образованный русский интеллигент не понимает, как же это можно – взять и посадить девушек в колонию на 2 года только за танцы в храме? Или как не стыдно раскручивать «Болотное дело», а судье – на глазах всей страны выносить заказные приговоры?! Или как вообще возможно принимать такие откровенно идиотские законы, выставляющие Россию перед всем миром в совершенно непотребном виде?

Или почему власть натравливает одну часть общества на другую, ведь это  – страшно подумать! – ведет страну к гражданской войне?!…

File:Moscow rally 6 May 2012 Bolshoy Kamenny Bridge.JPG

Но, если хотя бы на секунду попытаться взглянуть на мир тусклым взором царедворца, озабоченного исключительно лишь укреплением собственной власти, то окружающий нас безбрежный идиотизм внезапно обретет свой простой смысл: все это делается исключительно ради возбуждения ненависти. Механизм прост, как у собак Павлова: возмущенная интеллигенция начинает поносить власть, власть включает репрессии, на место драки сходится заинтересованный народ, ибо только публичное битье интеллигенции и помогает власти привлечь на свою сторону самые низовые, и, следовательно, самые темные и непросвещенные слои общества.

Это, знаете ли, очень трудная и порой даже невыполнимая задача: ведь миллионы самых темных и малограмотных наших сограждан газет не читают, по телевизору смотрят только футбол и киношку, а от любого начальства инстинктивно предпочитают держаться подальше. Дача и рыбалка, вот наш тандем. Как же прикажете мобилизовать этих “простых работяг”? Только через публичное унижение тех, кто вызывает у низших слоев общества самую стойкую неприязнь – то есть, всех этих очкастых грамотеев. И тогда народ к тебе потянется – что бы и самим не упустить возможности безнаказанно дать по уху какому-нибудь представителю “креативного класса”.

Прекрасной иллюстрацией игры на таких комплексах национальной неполноценности и стало «Дело Бейлиса» – самый громкий судебный процесс дореволюционной России.

File:Beilis sud.jpg

Но сначала о сути самого преступления.

Итак, утром 20 марта 1911 года на окраине Киева в поселке Лукьяновка в небольшой пещере возле Кирпичного завода Зайцева обнаружили убитого подростка – ученика приготовительного класса Киево-Софийского духовного училища Андрея Ющинского.

Тело находилось в сидячем положении со связанными за спиной руками. Одна нога босая. Рядом валялись шапка, куртка. В кармане куртки оказался кусок наволочки; впоследствии выяснилось — этой наволочкой во время убийства мальчику заткнули рот.

File:Beilies Affair cave of Youcshinsky.jpg

Эксперты насчитали у убитого 47 колотых ранений, нанесенных «швайкой» — сапожным шилом. Единственный смертельный удар — в сердце. Никаких следов сексуального насилия.

File:Shema ubijstvo Iucshinskogo.jpg

Подозрение прежде всего и пало на мать мальчика Александру Приходько (в девичестве Ющинскую) и ее мужа Луку – отчима мальчика. Следствие выделяли два возможных мотива: во-первых, отчим хотел избавиться от лишнего рта: Александра Приходько была беременна. Во-вторых, он хотел заполучить наследство, которое мог оставить мальчику его недавно умерший родной отец Федор Чирков.

File:2Тело.jpg

В пользу виновности Луки Приходько говорили и другие улики: отчим работал в переплетной мастерской, а сапожное шило, которым и был убит Андрей, это основной инструмент переплетчиков. Кроме того, на одежде Приходько были пятна, которые можно было принять за кровь, да и самого луку видели в Лукьяновке в день исчезновения его пасынка.

Но вскоре выяснилось, что у Луки есть железное алиби.

File:Beilis Affair Vera Chenberyak.jpg

Тогда на прицел следствия попала некая Вера Чеберяк. По сведениям полиции, она занималась скупкой краденого, а ее дети, в том числе сын Женя, «употреблялись воровской компанией для выполнения разных поручений и таким образом являлись посвященными в тайны собиравшегося в притоне Чеберяк общества». Женя Чеберяк — сверстник и ближайший приятель Андрея Ющинского. Дело в том, что семья Приходько прежде жила в Лукьяновке, и лишь за несколько месяцев до гибели Андрея они перебрались в другой район Киева, но мальчик продолжал водиться со старыми друзьями по кварталу.

File:Beilis Affair Cheberyak house.jpg

Соседка показала: в день убийства Андрея Ющинского в доме Чеберяк побывали три известных киевских вора — Сингаевский, Рудзинский и Латышев. В углу у кровати соседка заметила большой тюк, завернутый в ковер. Соседка была уверена: в ковре находилось тело Ющинского. Позже выяснилось, будто бы уголовник Сингаевский признался в убийстве подростка, который будто бы должен был помочь им ограбить Софийский собор. По какой-то причине мальчик отказался от участия в преступлении, за это и был убит изуверским образом – что бы подозрение пало на евреев.


Бейлис под арестом.

Причем здесь евреи?

Все дело в том, что вскоре после ареста Чеберяк в деле неожиданно появился новый подозреваемый: в полицию пришел некий фонарщик, который якобы видел, как утром в день убийства за Андреем Ющинским по территории Кирпичного завода гнался приказчик того самого завода – некто Менахем Мендель Бейлис.

Мендель Бейлис был ничем не примечательным мещанином. Возраст – 37 лет, женат, имеет пятерых детей, живут бедно, но с достоинством. Мотивов для совершения убийства совершенно незнакомого ему школьника у Бейлиса не было никаких.

File:Beils family2.jpg

И тогда следствие вспомнило о «кровавом навете» — так называлось средневековое обвинение евреев в использовании крови христиан для ритуальных целей. Казалось бы: очевидный абсурд, ведь запреты на убийство и на магические действия содержится как в Торе, так и в остальных священных книгах иудаизма. Но у следствия нашелся “железный” аргумент: из полицейских архивов была извлечена анонимная «Записка о ритуальных убийствах», изданная еще в начале позапрошлого века, в которой утверждалось, что накануне праздника Пейсах некоторые иудейские сектанты любят добавить в тесто для мацы капельки крови невинных христианских младенцев. Сложно сказать, был ли Андрей Ющинский невинен, но убийство произошло как раз накануне Пасхи, и этого обстоятельства, по мнению следствия, было достаточно, что бы отправить несчастного приказчика на виселицу.

Файл:Delo Beilisa.jpg

Конечно, еще на этапе следствия было очевидно, что версия обвинения не выдерживает никакой критики. Против Бейлиса не было ни единой улики, напротив, все вещественные доказательства, собранные следствием, указывали на полную невиновность приказчика. Более того, направленный по заданию министра юстиции в Киев начальник Московской сыскной полиции Аркадий Кошко вынес работе киевских следователей уничижительный вердикт: «Я бы никогда не нашел возможность арестовать и держать Бейлиса годами в тюрьме по тем весьма слабым уликам, которые есть против него в деле».

File:House of Beilis.jpg

Тем не менее, «Дело Бейлиса» было направлено в суд.

И многие интеллигенты того времени изумленно взмахнули руками: ну как же так?! Ну, неужели они там, наверху, не понимают?!

К примеру, главный редактор газеты «Киевлянин» убежденный монархист Василий Шульгин писал: «Не надо быть юристом, надо быть просто здравомыслящим человеком, чтобы понять, что обвинение против Бейлиса есть лепет, который любой защитник разобьет шутя. И невольно становится обидно за киевскую прокуратуру и за всю русскую юстицию, которая решилась выступить на суд всего мира с таким убогим багажом».

Между тем, за “Делом Бейлиса” стояли совсем иные причины, нежели соображения государственного престижа.

Первая русская революция 1905 – 1907 гг. привела к появлению в России нового органа власти – Государственной думы. Отношения парламента с царем не складывались: первая дума была распущена через 72 дня работы. Такая же судьба постигла и думу второго созыва – в историю это событие вошло как «Третьиюньский переворот», когда правительство Столыпина обвинило в антигосударственном заговоре всех социал-демократов и примкнувших к ним либералов.

Третья Дума формировалась под давлением «административного ресурса», и в ней большинство оказалось у проправительственных фракций, но и послушным «принтером» парламент так и не стал.

Подготовка к новым выборам в Четвертую думу началась уже в 1910 году: правительство предпринимало огромные усилия к тому, чтобы мобилизовать на выборы весь «патриотический» ресурс. Тут–то и пригодилось и убийство Столыпина в Киеве в августе 1911 года, и «Дело Бейлиса» – все свидетельствовало о том, что в Малороссии созрел гнусный еврейский заговор.

Файл:Brazul-Brushkopvsky Pravda.jpg

К делу тут же подключился и националистический «Союз русского народа» – а тогда в Киеве была мощная ячейка националистов. Один из вожаков националистов Владимир Голубев, который стал засыпать власти телеграммами с требованием найти и покарать убийц-евреев. Вскоре к нему присоединились и столичные черносотенцы, дело получило нужную огласку.

Так, орган «Союза русского народа» газета «Земщина» писала: «Милые, болезные вы наши деточки, бойтесь и сторонитесь вашего исконного врага, мучителя и детоубийцу, проклятого от Бога и людей, — жида! Как только где завидите его демонскую рожу или услышите издаваемый им жидовский запах, так и мечитесь сейчас же в сторону от него, как бы от чумной заразы».

Газета «Русское знамя» прямо призывала к геноциду евреев: «Правительство обязано признать евреев народом, столь же опасным для человечества, сколь опасны волки, скорпионы, гадюки, пауки ядовитые и прочая тварь, подлежащая истреблению за своё хищничество по отношению к людям и уничтожение которых поощряется законом… Жидов надо поставить искусственно в такие условия, чтобы они постоянно вымирали: вот в чём состоит ныне обязанность правительства и лучших людей страны».

File:Карикатура на =Дело Бейлиса= из газеты =Казанский Телеграф-.JPG

Тут и настал момент для выхода на сцену интеллигенции, возмущенной, что власть поощряет такие ксенофобские высказывания. Первым выступил Владимир Короленко – известный писатель и безусловный моральный авторитет того времени, который написал обращение «К русскому обществу (по поводу кровавого навета на евреев)», которое поддержали 82 литератора и ведущие общественные деятели империи.

Вскоре компания протеста против дела Бейлиса приобрела международный характер: проходили демонстрации в Германии, английские епископы писали петиции протеста, в Париже против репрессий царизма выступали сам Анатоль Франс и Октав Мирабо…

Адвокат Александр Тагер писал, что «против процесса была вся страна кроме крайней правой: не только революционное подполье, но вся умеренная и либеральная оппозиция в той или иной степени противопоставляла себя в связи с процессом правительству…»

Файл:Beylis-2.jpg

В знак протеста против дела Бейлиса устраивались забастовки, студенческие сходки и другие подобные мероприятия; в случае вынесения обвинительного вердикта в Петербурге готовилась всеобщая забастовка. Казалось, все общество погружается в пучину бессмысленных споров и ругани по проклятому «делу Бейлиса».

Но именно эта либеральная ругань и разбудила низовые и необразованные слои общества – всех этих мещан, никогда не читавших газет. С их точки зрения, все происходящее укладывалось в очень простую схему: жиды убили русского ребенка – дыма-то без огня не бывает! – а всякие либерально-масонские интеллигенты хотят жида Бейлиса от тюрьмы отмазать.

File:Адвокаты Бейлиса.jpg

И результат не заставил себя ждать: у власти появился новый и, казалось бы, безграничный ресурс – темная и непросвещенная многомиллионная страна, зомбированная ксенофобией. Националисты из «Союза русского народа» получили в новой Думе 120 мест (в первых двух составах парламента их вообще не было), увеличили своей вес и другие правые партии, «либеральный крен» думы был решительно преодолен.

Не ослабела эта поддержка и через год, когда Государь Император объявил о начале войны с Германией, на улицы русских городов вышли миллионы мещан с хоругвями и иконами, мечтавшие бить морды «колбасникам» – так тогда звали немцев. В Москве и Петерьурге прошли погромы немецких магазинов – при полном благодушии полиции.

File:6Присяжные.jpg

Вместо эпилога. Бейлис 28 октября 1913 года был оправдан.

File:Menakhem Meyndl Beilis with his family. Russian Empire, 1910-s.jpg

«Петербургский листок» писал: «Через каких-нибудь четверть часа после получения в Петербурге известия о результатах дела на телефонной станции стали загораться по несколько тысяч сигнальных лампочек. Причина вызовов — желание порадовать (или огорчить) знакомых исходом дела Бейлиса. 400 000 телефонных соединений за 3 часа. Телефонистки для уменьшения работы стали сами сообщать о результатах киевского процесса». (Ну, чем вам не информационные бури в Фейсбуке?)

Настоящих убийц Андрея Ющинского таки не нашли.

О том, чего в действительности стоит поддержка миллионной толпы “простого народа”, лишенного нравственных начал, Государь Император узнал три года спустя – в феврале 1917 года.

Источники: istpravda.ru, вики

Comments Off

Comments are closed at this time.