Jul 07 2013

Сидели, пили вразнобой.

Published by at 00:00 under Занятное,Истории

0_77006_4764c98b_XXXL

Краткий очерк о истории стахановского движения и его звездах с прологом и эпилогом…

Оригинал взят уАфанаризма   в «Звёзды» стахановщины И слегка дополнен.

post-3-12428256928187

Стахановское движение – «в главных ролях…»

«Стахановское движение предвидел, предсказывал,
подготовил Маркс…» (Стахановец, 1936, №1, с. 16).

Т-щ М.С. Горбачёв на встрече в ЦК КПСС с ветеранами стахановского движения,
передовиками и новаторами производства 20 сентября 1985 г. говорил:
«Велико и непреходяще значение стахановского движения.
В нём ярко проявилось созидательное начало, которое прозорливо увидел
В.И. Ленин уже в опыте коммунистических субботников»
(Коммунист, 1985, №14, с. 32).

О стахановском движении уже в нашем сообществе рассказывалось. В короткий срок оно дало огромное количество передовиков производства в самых разных отраслях промышленности и в сельском хозяйстве — в состоявшемся в ноябре 1935-го первом (и последнем) Всесоюзном совещании стахановцев в Кремле приняли участие три тысячи человек, год спустя счёт по всей стране шёл на многие тысяч имён, а к началу 1938-го оно охватывало уже более 25% всех рабочих.

Тем парадоксальнее, что в сухом остатке мы имеем лишь дюжину человек, которые остались примерами движения в речах официальных лиц, пропагандистской литературе, энциклопедических справочниках. Судя по всему, сохранились имена первопроходцев, тех, кто прославился раньше большинства и/или стал зачинателем стахановства в «своей» отрасли. И интересно, что появились эти люди на страницах советской печати в основном не позже 1935 года, т.е. принадлежали к «первой волне» движения.

800px-RIAN_archive_377427_Stalin_and_famous_collective_farmers_Demchenko_and_Angelina_at_the_X_Congress_of_the_Young_Communist_League

Типовой список имён таков:

• в угольной промышленности — донбасские забойщики Алексей Стаханов (шахта «Центральная-Ирмино», Кадиевка) и Никита Изотов (шахта «Кочегарка», Горловка)
• в машиностроении — кузнец Горьковского автозавода Александр Бусыгин и токарь-фрезеровщик Московского станкостроительного завода им. Орджоникидзе Иван Гудов
• в металлургии — сталевар Мариупольского металлургического завода им. Ильича Макар Мазай
• в обувной промышленности — затяжчик обуви с ленинградской фабрики «Скороход» Николай Сметанин
• в текстильной промышленности — ткачихи с фабрики им. Ногина города Вичуга Ивановской области Евдокия и Мария Виноградовы
• на железнодорожном транспорте — машинист локомотивного депо города Славянска Донецкой области Пётр Кривонос
• в сельском хозяйстве — кубанские трактористы Константин Борин и Прасковья Ангелина, свекловод «с Киевщины» Мария Демченко

Кроме них можно найти упоминание о таких рекордсменах, как: шахтёры из Донбасса Мирон Дюканов и Дмитрий Концедалов, парторг шахты Стаханова Константин Петров (автор идеи о рекорде своего подопечного), комбайнеры Семен Полагутин и Федор Колесов с Урала, трактористка Прасковья Ковардак, свекловод Марина Гнатенко, штамповщик Степан Яшин (организатор первой в СС стахановской школы на Московской обувной фабрике «Парижская коммуна»), токарь Николай Курьянов из Куйбышева (самый молодой делегат Всесоюзного совещания стахановцев), рамщик Архангельского лесопильного завода им. Молотова Василий Мусинский (зачинатель стахановства в лесной промышленности). Однако нормальной биографической информации о них найти невозможно, не всегда даже понятно, чем они удостоились упоминания, в чём их трудовой подвиг. Посему этого второго ряда касаться в данном очерке практически не будем.

Считается, что началось движение с «подвига» Алексея Стаханова. Однако гораздо ранее него (ещё в 1932-33 годах) стали известны Изотов и Ангелина. Изотов в 1932-м резко повысил производительность своего труда и положил начало «изотовскому движению», а год спустя — т.н. «изотовским школам» повышения квалификации забойщиков, а Ангелина в 1933-м организовала первую в Союзе женскую тракторную бригаду (Старо-Бешевская МТС в Донецкой области). За несколько месяцев до Стаханова, летом 1935-го, начал увеличивать производственные показатели Кривонос — на транспорте даже началось движение «кривоносовцев», а само всесоюзное движение какое-то время носило сдвоенное название — стахановско-кривоносовское (вообще, надо сказать, что поначалу термин «стахановское движение» относился только к угольной промышленности, в других отраслях ударников называли по фамилии первопроходца — например, «бусыгинцы», — и лишь позже, после ноябрьского Всесоюзного совещания, название «стахановцы» стало обнимать их всех). Единственным исключением из вышеприведённого списка стал Мазай, который прославился осенью 1936-го.

"Предельщики"

Родились будущие «знатные рабочие страны советов» во временном промежутке между 1902 и 1914 годами. На производстве оказались в разном возрасте: Сметанин в 13 лет, Мария Виноградова в 14, Ангелина в 16, Евдокия Виноградова в 17, Демченко в 18, Кривонос в 19, Изотов в 20, Стаханов в 22 года, Борин в 23, Бусыгин в 24. Некто Н. Маркин в «Бюллетене оппозиции (большевиков-ленинцев)» в январе 1936-го писал: «Наиболее известные стахановцы, молодые по возрасту и по производственному стажу рабочие, частью выходцы из крестьян, в большинстве беспартийные, стоящие на низком культурном уровне, многие из них малограмотные. Бусыгин, например, рассказывает про себя: «Малограмотен, книжек никогда не читал». Таким образом, типом стахановца является не старый, коренной рабочий из рабочей семьи, проделавший две революции, и не сын его, а скорее представитель культурно отсталого слоя рабочего класса, выходец из крестьян, без производственных навыков, без психологии почвенного пролетария».

Чем же стали знамениты вышепоименованные товарищи?

• Ангелина, возглавляя передовую в своём МТС бригаду, «на II съезде колхозников-ударников в Москве обещала, что каждый трактор в её бригаде выработает не менее 1 200 гектаров. Свое слово бригада сдержала с честью». «В 1938 обратилась с призывом к советским женщинам: «Сто тысяч подруг — на трактор!». На призыв А. откликнулось 200 тыс. женщин».

• Борин за сезон 1935 убрал комбайном «Коммунар» 780 га при норме 160. Выступая на VIII чрезвычайном съезде советов в конце года, рапортовал, что данное «товарищу Сталину» обещание убрать 800 гектаров им перевыполнено — он убрал 2040 гектаров. В 1937 убрал 3240 гектаров. «В 1935-50 был комбайнёром Штейнгартовской МТС Краснодарского края. В 1948 Б. со своим коллективом намолотил в сцепе двух комбайнов «С-6» с убранной им площади 42 300 ц зерновых культур. За 15 лет работы в Штейнгартовской МТС его комбайновый агрегат выполнил 89 сезонных норм и намолотил более 480 000 ц зерна. Впервые применил ночную уборку комбайном, загрузку бункера и заправку двигателя на ходу».

• Бусыгин «в сент. 1935 добился рекордной производительности труда, отковав за смену 966 коленчатых валов при норме 675 (впоследствии довёл выработку до 1146 валов)». В час ковал до 130 коленчатых валов для автомобилей. Тем самым он превысил производительность труда лучших кузнецов американских заводов по обработке коленчатых валов и установил мировой рекорд. Хотя иногда проскакивает упоминание о «бригаде Бусыгина» :о)

• Виноградовы «работая ткачихами на вичугской ф-ке им. Ногина, в февр. 1935 впервые перешли на работу с 25 на 40 станков, в нояб. 1935 они обслуживали уже 216 автоматов, весной 1936 — 284. Методы В. получили широкое распространение на текст. предприятиях СССР». Хотя в данном случае БСЭ неточна, на 284 станка дамы «экспериментально освоили» летом 1938-го

• Гудов «обрабатывая детали одновременно несколькими фрезами и увеличивая скорость резания металла, в сентябре 1935 г. выполнил норму на 410%, а со временем дошел до 9000% нормы». Применив новый способ, он стал вырабатывать до 10 норм за смену. 21.12.1939, работая на двух фрезерных станках, дал 85 норм выработки.

• Демченко «на 2-м Всесоюзном съезде колхозников-ударников (1935) дала обязательство вырастить не менее 500 ц сах. свёклы на 1 га, к-рое успешно выполнила, получив 523,7 ц сах. свёклы с 1 га. Почин Д. превратился в мощное социалистич. соревнование, получившее назв. движения пятисотниц».

• Изотов «в первые дни возникновения стахановского движения 11.9.1935 выполнил за смену более 30 норм, добыв 240 т угля; 1.2.1936 он установил новый мировой рекорд — 607 т угля за 6 ч работы».

• Кривонос «будучи паровозным машинистом, первым на транспорте при вождении грузовых поездов увеличил форсировку котла паровоза, благодаря чему технич. скорость была повышена вдвое». Пишут, что достиг «небывалых до того показателей использования мощности локомотива».

• Мазай «в окт. 1936 установил рекорд выплавки стали: за 6 ч 40 мин добился съёма 15 т стали с 1 кв. м. пода мартеновской печи, систематически значительно перевыполнял нормы. Его методы скоростного сталеварения распространились в сов. металлургии».

• Сметанин «в 1918-1939 работал перетяжчиком на ленингр. обувной ф-ке «Скороход». 21.9.1935 выполнил производств. норму на 200%. Успеха добился путём разделения технологич. операций». Отработав до мельчайших деталей каждое движение, он перетянул 21 сентября 1935 г. 1400 пар обуви, оставив позади рекорд знаменитой фирмы Бати в Чехословакии, а 6 октября установил новый рекорд, перетянув 1860 пар.

• Стаханов «в ночь с 30 на 31.8.1935 установил рекорд, добыв за смену (5 ч 45 мин) 102 т угля, что соответствовало 14 нормам. Такой высокой производительности труда С. достиг благодаря овладению техникой и разделению труда забойщика и крепильщика. Это позволило ему одному произвести отбойку угля в нескольких уступах. 19.9.1935 установил новый рекорд, дав 227 т угля в смену».

Все они стали «лицами» движения и на них пролился дождь наград, почестей и привилегий. Большинство получили орден Ленина, некоторые и не по одному разу, а также другие ордена (в основном трудового красного знамени — Мазай успел получить только его) и медали. Многие были направлены в Москву на учёбу в Промышленную академию им. Кагановича (Виноградовы, Изотов, Мазай, Стаханов, Гудов, Бусыгин), которую бывший секретарь Сталина Борис Бажанов характеризовал так: «Несмотря на громкое название, это были просто курсы для переподготовки и повышения культурности местных коммунистов из рабочих и крестьян, бывших директорами и руководителями промышленных предприятий, но по малограмотности плохо справляющихся со своей работой».
В 1937-м стахановцы (Ангелина, Борин, Е. Виноградова, Гудов, Демченко, Изотов, Кривонос, Мусинский, Сметанин, Стаханов) стали депутатами Верховного совета СССР первого созыва (оный вообще был аналогом горбачёвского Съезда народных депутатов — т.е. собранием «знатных людей страны», а не парламентом как таковым) и/или местных Верховных советов (М. Виноградова в РСФСР, Демченко и Мазай на Украине). Естественно, всех достаточно быстро (в 1936-39) приняли в ВКП(б) (только Борин и Кривонос состояли в партии до начала движения), на XVIII-м съезде ВКП(б) в 1939-м Изотов стал членом Центральной ревизионной комиссии партии, делегатами съезда были Ангелина, Борин, Кривонос. В ЦК Украинской КП были избраны Кривонос, Мазай и Дюканов.
Стахановцы оказались востребованы и в качестве «писателей»: в середине и второй половине 30-х под их именами выходили книги с достаточно безыскусными названиями (Бусыгин «Жизнь моя и моих друзей» (1938), Виноградовы «Наш метод работы» (1935), Изотов «Моя жизнь. Моя работа» (1934), Кривонос «Мои методы работы» (1935), Мазай «Записки сталевара» (1940), Стаханов «Рассказ о моей жизни» и «Шахтёры» (обе 1938, последняя — в соавторстве с В. Хмарой). Выходили о них и книги других авторов.

Конечно же, наши герои были излюбленными героями пропаганды всякого рода — так, например, Борин удостоился чести быть упомянутым в «Кратком курсе истории ВКП(б)» как «яркий пример роста наших кадров и освоения ими новой техники». Они также привлекали внимание иностранцев — Бусыгина приглашал на работу Генри Форд. Неделикатный американец пообещал «засыпать золотом» доблестного кузнеца, на что получил ответ: «советский рабочий себя за золото не продаёет» (в другой версии вместо презренного металла фигурировали доллары). Особой популярностью в стране и за её пределами пользовалась миловидная Евдокия Виноградова, о которой в 1936 в Нью-Йорке даже вышла книга некоего Дж. Фридриха под характерным названием «Miss U.S.S.R.: The Story of a Girl Stakhanovite». В 1940 её «культ» получил отражение в кинематографе в образе ткачихи Тани Морозовой, главной героини фильма «Светлый путь» (сыгранной Любовью Орловой). Известный в ту пору «Марш энтузиастов» — именно из этого фильма. Внимания кинематографистов удостоился Иван Гудов, о котором в 1939-м вышел художественный фильм, который так и назывался: «Иван Гудов» (в нём звучали как минимум две песни «гудовцев»). А о Никите Изотове в 1933-м был снят именной документальный фильм.
K славе и популярности, впрочем, прилагался и такой совершенно неиллюзорный компонент, как резкое улучшение материального положения (сюда входили и очень высокие заработки, и новая, более просторная жилплощадь, и многочисленные подарки-премии-путёвки, и мн.др.). Стаханов и Гудов, к примеру, получили квартиры не где-нибудь, а в знаменитом «Доме на набережной» в Москве, что было уже показателем высокого статуса. «На праздники нас брали в свои семьи стахановцы, люди тогда знаменитые. Я бывал у стахановца-токаря Ивана Ивановича Гудова — у рабочего в доме было, что теперь у олигарха», — вспоминает Ю. Феофанов, в те годы воспитывавшийся в детском доме. Всё это какое-то время имело решительный пропагандистский эффект в рабочих кругах.

Репрессии, естественно, обошли лагерь передовиков стороной (и более того, стахановцы имели косвенное отношение к печальным событиям 1936-38 годов — так, рамщик Мусинский призывал «разрушать все преграды на пути стахановского движения», а этими «преградами» вполне официально объявлялись представители заводской администрации, инженеры-«саботажники» и «несознательные» рабочие). Хотя… «Изотова уважали за смелость и мужской характер. Старожилы Донбасса до сих пор вспоминают, как в 37-­м пришли к Изотову с санкцией на арест, а Никита чекиста по лицу ударил: «Честного работягу хочешь опозорить?» После этого героя больше не трогали».

Дальнейшая судьба стахановцев сложилась по-разному. Некоторые довольно скоро перешли на руководящую работу: Изотов в угольной промышленности Донбасса (директором шахт), Гудов и Стаханов — в Москве (первый — в Наркомате/Министерстве тяжёлого машиностроения, стал в пике карьеры замначальника главка; второй — в Наркомате/Министерстве угольной промышленности), в системе наркомата/министерства лёгкой промышленности работали Е. Виноградова (была директором фабрики, затем заведовала курсами по подготовке мастеров-технологов) и Сметанин (возглавлял ряд предприятий, а перед войной даже недолгое время побыл замнаркома). Хотя надо сказать, что как управленцев их оценивали не слишком высоко: Изотова покритиковал в «Воспоминаниях» Хрущёв («очень хороший рабочий… Но в руководители угольной промышленности он, конечно, не годился»), а Сметанин сам в канун 40-летия движения признавался: «Ну какой из меня директор, с моими-то тремя классами!».
На производстве остались Ангелина (возглавляла свою бригаду), Бусыгин (добился должности начальника кузнечного цеха ГАЗа), Демченко (после войны работала агрономом, защитила кандидатскую диссертацию), М. Виноградова (была замдиректора текстильной фабрики в Москве, затем замдиректора ЦНИИ лубяных волокон). Борин долгое время работал трактористом, а с начала 1960-х перешёл на научную работу. Удачнее всего сложилась карьера Кривоноса, который получил высшее образование и почти сразу был назначен директором Юго-Западной железной дороги (1953), которую и возглавлял 10 лет. Однако в целом «люди из народа» осели далеко не на первых ролях и не сделали заметных карьер.

После войны былых героев и первопроходцев перестали избирать в Верховный совет Союза или делегировать на съезды партии — этой чести удостаивались разве что Ангелина и Кривонос. Однако сказать, что их совсем забыли, нельзя — им время от времени оказывались знаки внимания в виде различных государственных наград. Высшую гражданскую награду страны — Героя социалистического труда — получили Ангелина (аж дважды — в 1947 и 1958), Борин (1949), Кривонос (1943). В 1970 того же звания удостоился, наконец, официальный первопроходец Стаханов, в 1971 — М. Виноградова, а в 1975 — целая группа бывших передовиков: Бусыгин, Гудов, Гнатенко и Демченко, Ковардак, Петров, Сметанин. Кривонос и М. Виноградова стали почётными гражданами городов Славянска и Вичуги (соответственно), в честь Стаханова после его смерти был переименован город Кадиевка. В память о «его» рекорде 31 августа в 1948-м было объявлено в Союзе Днём шахтёра. Памятник, посвященный 50-летию стахановского движения, был поставлен в 1985-м у ДК «40-летия Октября» на Рязанском проспекте в Москве. Именами стахановцев назывались также улицы, как правило, в их родных городах.
Выходили упражнения стахановцев в эпистолярном жанре. Стаханов выпустил агитационную книгу «Возродим родной Донбасс» (1944), Ангелина дебютировала работой «Люди колхозных полей» (1948), Кривонос выдал сочинение «Комплексное использование железнодорожного, автомобильного и водного транспорта» (1960), Гудов — два мемуара: «Судьба рабочего: Рассказы о времени, о себе, о товарищах» (1974) и «Дорога в гору» (1983). Ну, конечно, если мы согласимся с тем, что они вообще брали в руки перо :о) О Мазае именную поэму написал поэт Павел Кирсанов, за что в 1950-м получил Сталинскую премию. Вышло также множество типовых работ, прославляющих стахановское движение и его первопроходцев.

В 1960-70-е «звёзды» стахановского движения начали выходить на пенсию (понятно, что не обычную, а союзную персональную). До этого не дожили треть из названных в основном списке — Мазай погиб ещё в первые месяцы ВОВ в родном Мариуполе, будучи расстрелян немцами за отказ сотрудничать с ними (на фронте также сложил голову Мирон Дюканов), в 1951-м умер Изотов (49 лет от роду, надорвался на работе и застудил почки), в 1959-м — Ангелина (47 лет, цирроз печени), а в 1962-м — Е. Виноградова (48 лет, после продолжительной болезни лёгких). Остальные же показали себя знатными не только работниками, но и долгожителями: Кривонос прожил 70 лет, Стаханов — 73 года (хотя если бы не спился, то прожил бы и дольше), М. Виноградова — 80 лет, Гнатенко — 92 года; годов смерти Борина, Бусыгина, Гудова и Демченко пока не нашлось, а Сметанин по состоянию на 2005 год и вовсе пребывал в добром здравии.

Вспоминали о них всё реже и реже, разве что на круглые юбилеи стахановского движения в 1975-м и 1985-м, а с развалом Союза те, кто дожил до этого события, и вовсе оказались забыты. Летом 2005-го несколько депутатов Госдумы ФС РФ направили Путину письмо с предложением «отметить на государственном уровне 100 лет со дня рождения Героя Социалистического Труда Алексея Григорьевича Стаханова и 70 лет установления им мирового рекорда по добыче угля». Предложение прошло незамеченным, но энтузиасты провели мероприятия в Орловской области и в шахтерских регионах — Туле, Мосбассе, Воркуте, Кемерово. Мемориальная доска в честь Гудова имеется на стене «Дома на набережной». Бусыгину в 2007-м поставили памятник в Нижнем Новгороде.

З.Ы. Иллюстрации сверху вниз: т-щ Серго Орджоникидзе в кругу стахановцев; Сталин и стахановцы, Бусыгин и Стаханов; Кривонос, Стаханов, и Рубан; Гудов; Демченко; «Мисс СССР» Дуся Виноградова; Изотов; Демченко – депутат ВС, Сметанин, Проверка урожая свеклы..

За иллюстративный материал спасибо : serokoy, abarinov

***

PS. СЛУЧАЙ НА ШАХТЕ

Сидели пили вразнобой
"Мадеру", "старку", "зверобой",
И вдруг нас всех зовут в забой, до одного:
У нас - стахановец, гагановец,
Загладовец,- и надо ведь,
Чтоб завалило именно его.

Он - в прошлом младший офицер,
Его нам ставили в пример,
Он был, как юный пионер - всегда готов,-
И вот он прямо с корабля
Пришел стране давать угля,-
А вот сегодня - наломал, как видно, дров.

Спустились в штрек, и бывший зек -
Большого риска человек -
Сказал: "Беда для нас для всех, для всех одна:
Вот раскопаем - он опять
Начнет три нормы выполнять,
Начнет стране угля давать - и нам хана.

Так что, вы, братцы,- не стараться,
А поработаем с прохладцей -
Один за всех и все за одного".
...Служил он в Таллине при Сталине -
Теперь лежит заваленный,-
Нам жаль по-человечески его...

1967

96dda1a392c825cea264f817742_prev

Comments Off

Comments are closed at this time.