Mar 22 2013

Жизнь рабочего в РИ vs СССР

rabochij_klass

Неоднократно приходилось мне слыхать да и встречать в комментариях глупости на тему жизни рабочего класса при Империи. Дабы прекратить сие, публикую компилятивный материал на эту тему.

Итак, итоги по результатам анкетирования репрезентативной группы рабочих (анкетировались 5630 работников на 502 предприятиях ремесленной промышленности г.Киева в 1913г.)

dohodnost_biznesa (1)

I. В указанной статье приведены данные для тех 70% рабочих, чей семейный годовой доход не превышал 600 рублей. 30% составляли высоко квалифицированные добросовестные работники со стажем — они жили весьма благополучно и не испытывали практически никаких проблем. Это те, кого иногда называли «рабочая аристократия» – интересно из данной статьи то, что их было вовсе не так уж мало, как мы (и я в том числе) себе представляли: 30% – это очень немало.

eda

II. 17% рабочих жили на «дне»: снимали угол, иногда у самого работодателя, получали меньше всех, некоторое число из этих 17% становились «люмпенами». Однако, из анкетирования следует, что и этим, беднейшим, зарплаты хватало на все первоочередные нужды (питание, одежда и пр.), и при этом ежемесячно у них оставались на руках свободные деньги (не менее 5% от зарплаты) — вполне вероятно, они их просто пропивали. При этом, даже если человек пил «как сапожник» (и действительно, согласно анкетам, именно сапожники пили тогда больше всех), он не мог пропить более 9% этой низкой зарплаты (дешевая водка была доступна также, как и дорогие напитки).

gos_dolg


III. Основное внимание в указанной статье уделено тем 53% рабочих, которые не входили ни в число рабочей «рабочей аристократии» (30%), ни в эти 17% беднейших рабочих. Каков же усредненный портрет такого рабочего? Он таков:

kapital


1. Это глава семьи, работающий в семье один (в 60-70% семей) и обеспечивающий семью. При этом на питание семьи (и ведь семьи были большими) в среднем тратилось менее половины заработка (до 49%) – а в Европе и США в то время на питание тратили на 20-30% больше (!). Да, русский рабочий потреблял гораздо меньше мяса (из-за его дороговизны), но это, пожалуй, единственный крупный минус, который относится к питанию. Впрочем, для рабочих, приехавших в город из деревни вряд ли это был «сильный напряг», поскольку в русской деревне традиционно потребление мяса было низким.

krest_vs_slug

2. Далее, 40% рабочих (в основном семейных) снимали (арендовали) отдельные квартиры. Поскольку в указанной статье анализ ведется только для тех 70% рабочих, чей годовой доход был менее 600р, и вычитая из этих 70% еще 17% беднейших, мы можем сделать вывод , что большая часть из основной массы «средних» рабочих (53%) жила в отдельных квартирах (арендовала) их. Если я ошибаюсь, и цифра 40% относится ко всем анкетированным, то за вычетом 17% беднейших и 30% рабочей аристократии (которые уж все снимали или имели собственные отдельные квартиры), каждая пятая из «средних рабочих семей» снимала отдельные квартиры, а остальные — комнаты в коммунальном жилье. И, наконец, 3% рабочих имели собственное жилье (вероятно, небольшие деревянные дома в Киеве того времени). Средняя оплата за аренду жилья составляла 19% от семейного бюджета.

nacionalnosti

Подобным образом дела обстояли не только в Киеве, но и в других крупных городах России. По воспоминаниям советского премьера А.Н.Косыгина (он родился в 1904г), – его отец был квалифицированным петербургским рабочим, – семья из шести человек (четверо детей) жила (арендовала) в трехкомнатной отдельной квартире, и работал его отец один, и без проблем содержал семью.

professii

Н. С. Хрущев на завтраке в его честь, устроенном 19.09.1959 киностудией “ХХ век-Фокс”, вспоминал:

“Я женился в 1914-м, двадцати лет от роду. Поскольку у меня была хорошая профессия (слесарь), я смог сразу же снять квартиру. В ней были гостиная, кухня, спальня, столовая. Прошли годы после революции, и мне больно думать, что я, рабочий, жил при капитализме гораздо лучше, чем живут рабочие при Советской власти. Вот мы свергли монархию, буржуазию, мы завоевали нашу свободу, а люди живут хуже, чем прежде. Как слесарь в Донбассе до революции я зарабатывал 40-45 рублей в месяц. Черный хлеб стоил 2 копейки фунт (410 граммов), а белый – 5 копеек. Сало шло по 22 копейки за фунт, яйцо – копейка за штуку. Хорошие сапоги стоили 6, от силы 7 рублей. А после революции заработки понизились, и даже очень, цены же – сильно поднялись…”

dohod_na_dushu

В своей книге “Воспоминания. ч.II” (изд.”Вагриус” М., 1997) Хрущёв писал: “…иной раз брали грех на душу и говорили, что в старое время, дескать, жилось хуже. Грех потому, что хотя и не все, но высококвалифицированные рабочие в том районе Донбасса, где я трудился, до революции жили лучше, даже значительно лучше. Например, в 1913 г. я лично был обеспечен материально лучше, чем в 1932 г., когда работал вторым секретарем Московского комитета партии. Могут сказать, что зато другие рабочие жили хуже. Наверное, хуже. Ведь не все жили одинаково… (с.191, 247).

Захват-2


Но, может быть, Н. С. Хрущев принадлежал к высококвалифицированной рабочей аристократии и его уровень жизни резко отличался от большинства рабочих? К 1917 г. Хрущеву было только 22 года и получить такую квалификацию он просто не успел. В 1909 г. рабочие, требуя прибавить зарплату ,говорили – «только плохой слесарь получает 50 р. в месяц – а хороший слесарь получает 80 – 90 руб. в месяц». Следовательно, молодой Н. С. Хрущев получал не как хороший, а как «плохой слесарь» – вернее, начинающий, молодой. Но уже мог арендовать трехкомнатную отдельную квартиру…

Захват-1f


Так или иначе, очевидно, что «квартирный вопрос» до 1917 года не был для рабочих столь болезненным, каким он стал после 1917 года и оставался вплоть примерно до 1957\1960гг, когда началось массовое строительство «хрущевок». Еще М.А.Булгаков в 1930-х годах писал в «Мастере и Маргарите», что (по сравнению с дореволюционным временем) «москвичей испортил квартирный вопрос». И не только москвичей. Еще хуже после 1917г дела с жильем обстояли и во всех крупных городах СССР, и особенно в Ленинграде (в Ленинграде еще и в 1988г лишь те же 40% рабочих жили в отдельных квартирах, остальные – в коммуналках, зачастую огромных \до 10 и более семей\).

Захват-1

3. Далее, расход на одежду для одиноких рабочих составлял в среднем около 15%, для семейных — около 13%. Итак, 49% на питание, 19% на жилье, до 13-15% на одежду. Итак, около ежемесячно в среднестатистической рабочей семье оставалось около 17-19% свободных денег. Эти деньги тратились как на культурные развлечения (напомню, что в то время в крупных городах открывалось немало «народных домов» – аналогов «дворцов культуры» в СССР — где за недорого выступали и знаменитые артисты, и работали различные общества по культуре), так и на религиозные нужды, а для некоторых категорий рабочих — на «товарищескую солидарность» (взнос в разные страховые кассы или в пользу зарождавшихся профсоюзов).

Захват-4f

4. Очень важно отметить — и это сказано в указанной выше статье, что расходы на здоровье и образование детей занимали в семейном бюджете весьма скромное место (именно из остававшихся свободных денег) – причина в том (цитирую по статье), что власти все же учитывали эти нужды и создали систему предельно дешевого начального образования и бесплатной медицины для бедных; в той же области особенно продуктивно проявляли себя и филантропы.

Захват-5


***

И в заключение несколько подробнее об анкетировании рабочих, проведенном в 1913 году в Киеве:

Цитата:

Существенной особенностью анкетирования было то, что проводилось оно под эгидой Общества экономистов при Киевском коммерческом институте. А результаты были опубликованы в «Известиях» этого института (и затем отдельной брошюрой) с благословения его директора профессора Митрофана Довнар-Запольского.

Киевский коммерческий институт был необычным учебным заведением (ныне в его корпусах действует Национальный педагогический университет им. Драгоманова). Основатель института Митрофан Викторович Довнар-Запольский (1867-1934) родился в Минской губернии, но самый плодотворный период его деятельности связан с Киевом. Довнар-Запольский учился в Киевском университете под руководством выдающегося профессора Владимира Антоновича. А в дальнейшем он сам здесь преподавал, и его ученики составили целую научную школу. В историографии Митрофан Викторович отстаивал теорию, гласившую, что на ход исторического процесса решающее влияние оказывают факторы экономики. И, создав Коммерческий институт, воплощал это положение на практике, стремясь как можно скорее сформировать поколение грамотных экономистов. Это должно было обеспечить правильный курс для отечественного хозяйства, а стало быть, и верный ход всего развития страны. По Довнар-Запольскому невозможно было объективно представлять себе экономическую ситуацию без досконального изучения реальной жизни. Таким образом, анкета Общества экономистов не просто стала заметным эпизодом на Всероссийской выставке 1913 года. Ее материалы и выводы сразу же пошли в дело на институтских занятиях, их тщательно изучали будущие менеджеры.

***
Захват-6


А вот некоторые сведения о положении рабочих Петербурга в 1910х годах:

(“Деловой Петербург» № 27 (1859) от 17.02.2005)


В Петербурге в 1910-х гг. средняя зарплата в промышленности составляла 450 рублей в год. Хорошей зарплатой для рабочего считалась сумма в 700 рублей в год. (В промышленности Германии средняя зарплата в пересчете на рубли составляла 707 рублей.) Слесари-сборщики на крупных заводах получали по 850-900 рублей в год или по 70-75 рублей в месяц. Сотни путиловских рабочих имели по 1200 рублей, а высшей была зарплата американского рабочего – 1300 рублей.

В системе горэлектротранса Петербурга мастера по ремонту оборудования получали 840 рублей в год, ремонтники стрелок – 720 рублей, простые слесари – 480 рублей, кондуктора и вагоновожатые – по 40 и 45 рублей в месяц и “квартиру натурой” – это означало проживание в служебном семейном общежитии. “Линейные работники”, получавшие годовые оклады до 840 рублей и прослужившие не менее 1 года, получали наградные 2 раза в год по 70% оклада, или всего в год 140%.

В 1914 г. оклады были повышены: мастерам по ремонту трамвайных вагонов – до 1100 рублей в год, мастерам по ночному осмотру – до 1200 рублей, помощникам мастера – до 900 рублей, ремонтникам моторов – до 900 рублей.

Захват-7


ЛЬГОТЫ


Осенью 1913 г. городская дума обсуждала петиции рабочих и служащих, сведенные в 18 пунктов, – “Об улучшении материального положения…”. Были приняты следующие решения:

- все работники системы городских железных дорог получат пособия на обучение, содержание детей;

- ведомственная амбулаторная медпомощь работникам и членам их семей бесплатная; всем заболевшим бесплатно выдаются лекарства, имеющиеся в амбулатории, сложные рецепты в городских аптеках идут с 25%-ной скидкой, а при предъявлении “особого удостоверения” бесплатно; больничный лист выдается ведомственным врачом сразу на весь срок лечения;

- полный оклад во время болезни (до 45 дней в году) выплачивается всем работникам по решению ведомственного медперсонала; амбулаторный прием проходил по месту работы 4 раза в неделю;

- ежегодный отпуск шел из расчета 2 недели за 1 год службы, но максимально 28 дней.

Cтоит упомянуть, что машинист паровоза городской железной дороги получал оклад в 900 рублей, но эту же зарплату имела и учительница первого года работы в начальных классах городской (не частной) школы. Каждый год она могла путешествовать по Германии вторым классом поезда, так как путевка на 24 дня стоила 66 рублей. Максимальный оклад учителя городской школы доходил до 1240 рублей.

Деловой Петербург» № 27 (1859) от 17.02.2005

0_ac469_8b4f1bf_XXL


ДОПОЛНЕНИЕ О КВАРТИРНОМ ВОПРОСЕ В МОСКВЕ И В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ДО 1917г

(По данным историков Н.Петровой и А.Кокорина \25.3.2010, тв “365″ “Квартирный вопрос в России (до 1917г) и в СССР”\)


Быстрый рост жилищного строительства (строительный бум) в Москве начался с 1880-х годов и продолжался без перерывов почти 35 лет, вплоть до начала ПМВ – но и в ходе ПМВ, хотя темпы строительства жилья упали, но не до нуля, жилье все же строилось даже в ПМВ.

При этом, темпы строительства жилья постоянно превышали темпы рождаемости (и прироста населения), хотя по темпам прироста населения (3.5% в год, включая рождаемость) Москва и Петербург занимали 3-4 места в мире (!).

Очевидно, это значит, что жилищные условия в Москве и Петербурге непрерывно улучшались – вплоть до 1916\17гг.

Захват-10


Кто и что строили?

1. Городские муниципальные службы строили жилье в основном для рабочих казеных заводов, а также вместе с владельцами предприятий – для частных заводов и фабрик. Отдельные квартиры в этих муниципальных домах были очень дешевыми, по карману любому рабочему (кроме начинающих и сезонных).

2. Многоквартирные дома с маленькой арендной платой строили также многие благотворители. Эти дома так и назывались – “дома дешевых квартир”. Примерно с первых годов 20-го века и далее как муниципалы так и благотворители строили для рабочих уже в основном дома с отдельными квартирами, более всего с однокомнатными квартирами (средняя площадь 23 кв.м, с отдельной кухней, с высокими потолками), благоустроенные, с центральным отоплением. В этих домах были также детские комнаты (типа детсадов), прачечные, иногда и библиотеки.

3. Конечно, строились во множестве и обыкновенные “доходные дома”, в основном с многокомнатными отдельными квартирами, а также и частные дома, в том числе с помощью банковских ссуд (типа ипотеки), причем ссудный процент был невелик.

Очень много московских и петербургских семей среднего достатка съезжали со своих арендованных квартир на все лето на дачи (с мая по август-сентябрь) – выезжали на дачи со всем домашним скарбом, а по возвращении искали и быстро находили себе новое жилье – выбор жилья был большой, и на любой карман.

Как сообщили историки Н.Петрова и А.Кокорев, в 1910-е годы в Москве среди горожан среднего и более высокого достатка получила распространение новая мода – “работать в городе, жить за городом”, и в подмосковье началось было массовое строительство таких поселков, с высоким качеством жилья, для небедных горожан. Эта тенденция была прервана в ПМВ.


Возвращаясь к жилью рабочих, напомню, что более половины рабочих (квалифицированные, со стажем) не ждали муниципального жилья, а сами арендовали подходящие квартиры – одно, двух, и трехкомнатные (а летом многие и отправляли семьи на дачи, или в деревню к родичам) Более всего в Москве и Петербурге было четырехкомнатных квартир. Их аренда стоила около 90р в месяц – конечно, только немногие рабочие могли арендовать их. Но однокомнатная квартира обходилась менее 10р в месяц, двухкомнатная – гораздо менее 20р, в “дешевых домах” – и гораздо меньше этого. Напомню, что около 30% рабочих получали з\п не менее 50р в месяц и могли сами выбирать себе квартиру в аренду.


Конечно, были и подвалы,и чердаки, и коечно-каморочные общежития (там платили 2-5 коп. в месяц) и типа коммуналок – но там ютились или сезонные рабочие, или только что приехавшие из деревни и не имеющие покровителей в землячествах, или спивающиеся бессемейные. Таких среди рабочих было не более 20%. Конечно, были и ночлежки, и приюты – как во всех крупных городах мира того времени.


Интересно еще, что с началом ПМВ, когда началась заметная инфляция, Могордума запретила домовладельцам повышать плату за аренду квартир, и запретила выселять семьи солдат за неуплату. Этот указ был отменен Временным правительством в марте 1917г.

***



СРАВНЕНИЕ С СССР:

Теперь посмотрим, каковы были жилищные условия рабочих Ленинграда в СССР.
***
ЛЕНИНГРАД, 1936г
По данным выборочного исследования рабочих семей, данных в справочнике 1936 года, в Ленинграде в старом фонде 10,8% рабочих семей жили в отдельной квартире или в нескольких комнатах, 46,5% – в отдельной комнате, 25,6% занимали часть комнаты, 5,2% – жили в кухнях и других подсобных помещениях, 11,9% – в домах коридорного типа; в новом фонде 16,2% – в отдельных квартирах или нескольких комнатах, 69,5% – в комнате, 14,3% в части комнаты. Даже если принять во внимание, что несмотря на провозглашенную политику улучшения жилищных условий трудящихся, обеспеченность рабочих жилплощадью оставалась на самом низком уровне среди других слоев населения, как показывали статистические обследования 20-х годов, эти цифры говорят о широком распространении такого типа жилья, как коммунальная квартира.

Итак, в старом фонде всего 10.8% рабочих семей живут в отдельных квартирах или нескольких комнатах в коммунальной, в новом фонде таких чуть больше, но всего 16.2%.
Поскольку нового жилья в Ленинграде к 1936г было построено не более 10% от всего жил.фонда, то можно принять, что лишь примерно 11% рабочих семей в 1936г жили в отдельных квартирах или нескольких комнатах в коммунальных.
Сколько семей жили в Ленинграде именно в отдельных квартирах, неизвестно – по Ленинграду в открытой печати эти данные после 1930-х годов не публиковались аж до 1988 года!

ЛЕНИГРАД, 1953\56\60гг
Если предположить, что 5% рабочих семей жили в 1936г в Ленинграде в отдельных квартирах, то вряд ли больше их было и в 1953г, т.к. жилой фонд Ленинграда после ВОВ был почти восстановлен только к 1956г.
Итак, наиболее вероятно, что еще и в 1956г в Ленинграде в отдельных квартирах жили не более 5-10% рабочих семей. При этом, если у петербургского рабочего в 1913г (вообще до 1917г) со средней и высшей оплатой труда (а таких было не менее 80-85%) был выбор – семья могла арендовать или одно, или двух (или, высокооплачиваемые, даже трех-) комнатную отдельную квартиру, или несколько комнат, или комнату (если хотели сэкономить деньги на жилье), причем рабочая семья могла этот выбор делать в любое время, то в СССР, и в Ленинграде в 1956г, например, те 90-95% рабочих семей, которые жили в коммуналках, должны были ждать еще минимум 15-20 лет, чтобы получить отдельную квартиру. И то в 1988г в Ленинграде еще 60% в комуналках жили!
По данным на 1960 г., старый фонд все еще составлял большую часть жилищного фонда Ленинграда (65-70%), и большинство квартир в нем были заселены коммунально. До 1959 г. и в новостройках только около 10% ленинградских семей получили квартиры, остальным давали по 1-2 комнаты.

ЛЕНИНГРАД, 1988 год.
По результатам социологического опроса ИСАН СССР (1988 г.), в коммунальных квартирах жили 59,2% рабочих, 37,4% служащих со средним и высшим образованием, 23,6% руководителей:

По данным на 1990 год, по городу в условиях коммунального расселения проживало 45% семей или 34% населения, а в центральных районах 80% и 72% соответственно. Это больше, чем в любом другом городе СССР, что давало повод называть Ленинград “городом коммуналок”.
Итак, еще и в 1988 году (!) в коммунальных квартирах проживали почти 60% рабочих!
Таким образом, по жилищным условиям (по типу жилья) уровень жизни 1913г был достигнут в Ленинграде только через… 75 лет (!), к концу 1980х годов!


Академик РАЕН В.П.Полеванов, исследуя покупательную способность средних зарплат трудящихся в царской России (1913г.) и в СССР, пришел к выводу, что уровень 1913 года после провала в Гражданскую войну достиг максимума в конце НЭПа (в 1927г.), но затем неуклонно снижался,   и в 1940 г. покупательная способность средней зарплаты в СССР была уже в 1.5 раза ниже, чем в 1913 г., достигнув в 1947 г. абсолютного минимума (в 2.5 раза ниже, чем в 1913 г.). Уровень 1913 года был вновь достигнут только в 1950-е годы
Сравнивая калорийность питания рабочего до 1917 года и в СССР, американская исследовательница Элизабет Брейнер пришла к выводу, что уровень питания в калориях до революции 1917 года был вновь достигнут в СССР только в конце 50-х – начале 60-х годов.

Тогда же (к концу 1950-х годов, при Н.Хрущеве), был проведен и пенсионный закон (сталинские пенсии для большинства людей были нищенскими), и началось массовой жилищное строительство – а до начала 1960-х годов и жилищные условия советских рабочих были гораздо хуже, чем рабочих в царской России до 1917 года

***




Цитируется по

http://forum-history.ru, http://forum-history.ruhttp://proza.ru/2011/11/08/1319

Посты по теме

Гнилая империя
Жизнь в СССР

Comments Off

Comments are closed at this time.